Достойная старость в отдельно взятом доме

Фитнес «70 +» и другие прорывы прокопьевского Дома ветеранов

6 июля 2017 в 04:34, просмотров: 930

Впервые в прокопьевском Доме ветеранов я побывал лет десять назад. Ожидал увидеть несчастных, всеми забытых стариков, запустение, антисанитарию и прочую безнадегу. Но картина открылась противоположная. Здесь не доживают, а полноценно живут. Много лет не бывал в этом Доме. Решил узнать, осталось ли это учреждение образцовым и кто в нем живет сегодня.

Достойная старость в отдельно взятом доме
фото: Андрей Новашов

Справка МК

В Прокопьевском Доме ветеранов 135 однокомнатных квартир для одиноких и 16 двухкомнатных для семейных жильцов. Сегодня здесь живут родители погибших военнослужащих, вдовы участников Великой Отечественной, труженики тыла, ветераны труда. В их числе 124 женщины и 33 мужчины, десять семейных пар. 33 человека из них маломобильны. Преобладающая возрастная группа проживающих 75-80 лет. Самому молодому жильцу Дома ветеранов 67 лет, а самая пожилая жительница в следующем году планирует отпраздновать вековой юбилей.

«Здесь мы – коллектив!»

«Группа здоровья» прокопьевского Дома ветеранов как раз заканчивает утреннюю тренировку. Пенсионерки выполняют упражнения старательно и сосредоточено. У них неплохо получается. На стенах спортивной комнаты дипломы. Команда Дома ветеранов участвовала в городском конкурсе «Фитнес-прорыв» и победила в своей возрастной категории.

Зинаида Бутова вспоминает, что поначалу ей трудно давались упражнения на пресс, болела спина. Сейчас даже после тренировки она держится бодро и выглядит моложе своих лет. Зинаида Константиновна переехала сюда два с половиной года назад и почти сразу записалась в группу. А прежде не до гимнастики было. Общий трудовой стаж Зинаиды Константиновны 45 лет, и почти все эти годы работала она медсестрой.

– Когда я осталась одна, жила в своем доме. Забот было по горло: набегаюсь, напрыгаюсь, наскачусь… Когда стало тяжело в своем доме жить, пришла в администрацию города и написала заявление в Дом ветеранов. Через два года подошла моя очередь на заселение.

– Сколько отдаете за проживание?

– Никуда ничего не отдаю. Пенсию трачу сама. Квартира казенная, но живу в ней как хозяйка. Коммуналку сама плачу. Сделала ремонтик, поставила мебель. Уютно! Здесь очень хорошо: уход, внимание, отзывчивые сотрудники.

– Часто выходите за пределы Дома?

– Часто. Захотим – едем в Зенковский парк. Сейчас вот на Беловское море собираемся. Ни одной минуты не пожалела, что сюда попала. Очень рада, что мне о Доме ветеранов рассказали.

– В апреле пять лет исполнилось, как здесь живу, – подключается к разговору Валентина Короткова – физкультурница и общественница со стажем. – У меня сгорел дом, осталась ни с чем. Квартиру в Доме ветеранов дали без очереди – по ходатайству «Прокопугля». Работала в профсоюзе главным бухгалтером. Муж – орденоносец. Я всю жизнь организатором была. И с детства дружу со спортом: легкая атлетика, второй разряд по лыжам. Хожу в «Группу здоровья», в хор и на все мероприятия. Если бы сюда не переехала, ничего бы этого не видела.

– А есть в Доме ветеранов недовольные? – спрашиваю.

– Как и в любом коллективе, все люди разные, – отвечает Валентина Короткова. – Есть такие, кто жалуется. Подхожу к ним: «Ну что жаловаться? Одному в своем доме грустно, а здесь мы – коллектив!». И они начинают улыбаться: «Ладно, Валентина Кузьминична. Все нормально». На нашем этаже живет женщина, у которой нет детей. К ней никто не приходит. Мы таких тоже поддерживаем, чтобы не унывали. Тем, у кого плохо двигаются ноги, помогаем выходить на улицу. Знаете, мы здесь очень дружные.

На вопрос, почему и в хоре, и в «Группе здоровья» только женщины, мои собеседницы отшутились, мол, мужчины уклоняются. Так-то оно так… Но дело и в том, что среди жильцов Дома мужчин почти в четыре раза меньше, чем женщин. Невеселая иллюстрация общероссийской статистики.

И в цирк, и на флешмоб

В Прокопьевске Дом ветеранов – это действительно целый дом, девятиэтажка, а не несколько подъездов, как в некоторых других городах. Место обособленное и не шумное. В двух шагах автобусная остановка: можно уехать в любой район города. Рядом лес, в пятистах метрах – родник, к которому пенсионеры прогуливаются и летом, и зимой.

Ветераны живут в отдельных квартирах, являющихся специализированным фондом муниципального жилья. Эти квартиры не приватизируются и не передаются по наследству. Директор прокопьевского Центра социального обслуживания населения Татьяна Гуськова рассказывает, что Прокопьевск – первый кузбасский город, где такой Дом открылся в 1997 году, и осенью он отпразднует свое двадцатилетие.

Его строили специально для участников Великой Отечественной войны и их вдов, жителей блокадного Ленинграда, узников концлагерей с единственной целью: помочь пожилым людям как можно дольше сохранить активный образ жизни, максимально облегчив им при этом бытовые заботы и обеспечив социальную защиту. Поэтому наряду с квартирами здесь были предусмотрены общественные помещения: спортивный и актовый зал, библиотека, открыты социальная прачечная и социальная парикмахерская, продуктовый магазин. Все жители оплачивают только четверть от стоимости коммунальных услуг. И плату вносят, не покидая девятиэтажки. Бесплатные консультации регулярно проводят юрист и психолог.

В гости к жильцам Дома приходят прокопьевские артисты, а несколько лет назад здесь выступали участники знаменитого хора Александрова. Поэтому гибель хористов в авиакатастрофе жители Дома восприняли как личную трагедию.

Пенсионеров навещают и волонтеры-старшеклассники: учат пользоваться гаджетами и современной бытовой техникой. В этом году на 9 Мая детсадовцы, школьники и ветераны устроили совместный танцевальный флешмоб. Хор Дома ветеранов тоже выступает на разных городских площадках. Одним словом, на месте ветераны не сидят: регулярно устраивают автобусные экскурсии по городу и за его пределы. Ездили даже в новокузнецкий цирк.

Медпункт вне закона

фото: Андрей Новашов
Заведующая прокопьевским Домом ветеранов Инна Джулань

Пять лет Домом заведует Инна Джулань. До этого она работала в доме-интернате для пожилых.

– Разница большая, – рассказывает Инна Анатольевна. – Там у пожилого человека просто комната и кровать, еда в столовой и 25% пенсии, которые им выдают на руки. А здесь совершенно другое: люди самостоятельно живут в отдельных квартирах, сохраняют привычный уклад жизни и остаются хозяевами своей судьбы, но при этом максимально социально защищены.

Первыми жильцами Дома были ветераны войны. Но, к сожалению, свидетели исторических событий уходят из жизни. Еще в 2012 году здесь проживало тринадцать фронтовиков, сражавшихся с фашистами. Сегодня среди жильцов – два ветерана-блокадника и один участник Великой Отечественной войны.

фото: Андрей Новашов
Ветеран Великой Отечественной войны Андрей Колесников

Единственный ветеран-фронтовик, проживающий в Доме ветеранов, – Андрей Колесников – воевал в 13-м артполку Третьего Белорусского фронта, был связистом и водителем. Награжден медалями «За отвагу» и «За победу над Германией». Но о войне говорить не любит.

– Ты бы лучше о чем-нибудь хорошем спросил, – вздыхает он. – Закончил я войну под Кенигсбергом. Знаешь такой город?

В Дом Андрей Колесников переехал вместе с женой в 2001 году. Своей очереди на заселение ждал чуть больше года. Пять лет назад супруги не стало. Ветерана навещают дочь и соцработник. Интересуюсь, не зовет ли дочь переехать к себе. Отвечает, что его здесь почти все устраивает. В 2014-м мог получить денежную компенсацию, выехать из Дома ветеранов и приобрести в обычной многоэтажке квартиру, которую можно завещать. Но отказался, а дети и внуки поддержали это решение. Обеспечить отцу и деду достойную старость для них важнее, чем получить жилплощадь в наследство.

Фронтовик по-солдатски прям и неприхотлив:

– В своем доме давно бы уже загнулся, а здесь все удобства: холодная и горячая вода, ванная. Все, что хочешь. Только санпропускник зря убрали. Поликлиника рядом, но хожу я уже с трудом. Если что случится, придется вызывать врача или скорую помощь.

«Санпропускник» – это круглосуточный медпункт, который действовал в Доме ветеранов. С 1 января 2017 года его закрыли в связи с изменениями в российском законодательстве: содержание медиков, обеспечивающих работу медпункта, оказалось «нецелевым использованием средств». По словам заведующей Домом, закрытие медпункта не повлияло на качество жизни пенсионеров. В двух шагах поликлиника. Врачи два раза в неделю ведут прием непосредственно в Доме ветеранов и поднимаются в квартиры маломобильных жильцов. Приходящие медсестры осуществляют все процедуры, предписанные врачами. У скорой помощи Дом тоже на особом контроле, на вызовы реагируют в первую очередь. Один из социальных работников, находящийся здесь в рабочие часы будних дней, окончил курсы оказания первой медпомощи.

И все-таки странно. Многоквартирный дом, полностью заселенный жильцами, которым за семьдесят… Неужели во всем Прокопьевске не найдется предприятия или бизнесменов-частников, которые могли бы оплатить работу дежурной медсестры в ночное время и в выходные? Или это тоже против закона?

Санаторий-коммуна

фото: Андрей Новашов
В гостях у Надежды Чистяковой

Напоследок решил сфотографировать интерьер одной из квартир. Пригласили к старшей девятого этажа Надежде Чистяковой. И прежде, заходя в квартиры этой девятиэтажки, нигде не видел беспорядка и запустения. Но квартира Надежды Андриановны особенная. Цветы в горшках и в вазах, на сидениях стульев – плетеные крючком накидки, а на стене – современные фотообои: водопад, облака. На другой стене снимки в рамке: молодая Надежда Андриановна с мужем, старые черно-белые карточки сыновей. Оба сейчас живут на Алтае, куда Надежда Чистякова совсем недавно ездила, чтобы впервые увидеть правнука. Родственники всегда ей рады, но она не собирается переезжать из Дома. Не хочет никого обременять, да и просто здесь Надежде Андриановне удобнее.

– Хоть на старости лет довелось пожить для себя, – говорят обитатели Дома.

Проблема достойной старости не нова. В региональных и федеральных СМИ регулярно появляются сообщения о чудовищных условиях, в которых живут старики. Заведующая прокопьевским Домом ветеранов о ситуации в России судить не берется, но уверена, что Дом, которым она руководит, – учреждение образцовое, и, по крайней мере, у ста пятидесяти семи его жильцов действительно достойная старость. Мы с ней согласны.






Партнеры