Власти верят в светлое будущее угольного Кузбасса

Росприроднадзор и угольщики публично выяснили отношения

11 октября 2017 в 07:39, просмотров: 500

Митинги против бесконтрольного недропользования всколыхнули Кузбасс. На этом фоне 5 октября Управлением Росприроднадзора по Кемеровской области были проведены публичные слушания по теме «Анализ правоприменительной практики по итогам работы в III квартале 2017 года». Одной из центральных тем стало обсуждение природоохранных мероприятий, проводимых на территории региона для улучшения его экологической обстановки, а также уменьшение негативного влияния угледобывающей деятельности на окружающую среду. Судя по официальной информации, экология в регионе улучшается, конфликты с населением улаживаются, поводов для беспокойства нет.

Власти верят в светлое будущее угольного Кузбасса

Вопросы поставлены и оставлены

В конференц-зале администрации Кемеровской области народу было немало. Заявленный в программе как участник московский гость – заместитель руководителя Росприроднадзора Рамиль Назимов – прибыть не смог. Хотя вопросов к нему было немало. Роль координатора взял на себя главный федеральный инспектор по Кемеровской области Игорь Колесников. Игорь Владиславович начал мероприятие с обозначения актуальнейших региональных проблем. «Что сегодня характеризует нашу Кемеровскую область? – начал свою речь федеральный инспектор. – Достаточная площадь промышленных объектов на относительно небольшой территории. У нас только угледобывающих и углеперерабатывающих предприятий более полутора сотен. Если сюда добавить еще металлургию, химию и машиностроение, то мы обнаружим огромный спектр работы для наших надзорных органов. Проблема сохранения окружающей среды обострена во многом из-за активной деятельности угледобывающих предприятий. В 2010 году было добыто 185 миллионов тонн угля. В 2016 – уже 227 миллионов тонн. В этом году горняки планируют добыть более 230. Органы государственной власти Кемеровской области давно выражают озабоченность бесконтрольной выдачей лицензий на добычу угля без учета мнения региона. А ее темпы и объемы растут с каждым годом. Угольные предприятия, особенно работающие открытым способом, негативно влияют на окружающую среду и качество жизни расположенных поблизости населенных пунктов. Дороги разбиваются большегрузным транспортом, загрязняются ручьи и реки, портится питьевая вода, вырубаются леса, промышленные взрывы сотрясают здания, поднимая в воздух пыль и камни. Под угрозой оказываются места проживания коренных малочисленных народов на юге Кузбасса. Убежден, что в решении этой проблемы должен быть комплексный подход. Это задача не только Росприроднадзора, но и Роспотребнадзора, прокуратуры, в том числе природоохранной, департамента экологии области и других контрольных органов. Только вместе мы сможем повлиять на ситуацию».

Кроме того, федеральный инспектор выразил обеспокоенность информацией, что с недавнего времени «Росприроднадзор не вправе контролировать малые реки Кузбасса. В его ведении остались лишь Томь и Иня». Забрать полномочия забрали, а передать их другому надзорному органу забыли. И теперь малые реки, которым и так приходится несладко, похоже, остались без защиты. Игорь Владиславович обратился к присутствующим с просьбой дать оценку этому и иным фактам нарушений недропользователями экологии Кузбасса. Но участники совещания решили пойти по иному, не проблемному пути и рассказать, какими темпами улучшается экологическая ситуация в регионе.

Положительная динамика

Первым о положительных переменах в Кузбассе заговорил заместитель губернатора по топливно-энергетическому комплексу и экологии Евгений Хлебунов. «Благодаря губернаторской программе по переводу угледобычи с закрытого на преимущественно открытый способ мы решили серьезную проблему – сохранили жизнь и здоровье сотням горняков, – начал Евгений Владимирович. – Однако, к сожалению, окружающей среде эти работы наносят больший ущерб. Но я считаю, что те экологические проблемы, которые мы имеем сегодня, были накоплены в 90-х, когда об охране природы никто особо не задумывался. В последние годы произошла смена приоритетов. И теперь угольщики работают, соблюдая основные природоохранные требования». Как сообщил замгубернатора, на сегодняшний день на руках у горняков находится порядка 279 лицензий.

Из них 80 пока не работают по причине частичного несоблюдения условий соглашения или еще не подошедших сроков. Перспектива прогнозного плана также говорит о том, что Кузбасс ждет значительное увеличение масштабов добычи угля: сейчас угольщиками добывается 227 миллионов тонн топлива, к 2030 году его добыча увеличится еще более чем на половину и составит 350 миллионов тонн. Именно на такой объем добычи Роснедрами и Минприроды выдано угольных лицензий. Хотя уже сейчас понятно, что при увеличении масштабов добычи возникнут серьезные проблемы именно с освоением новых природных территорий, особенно в густонаселенных районах Кузбасса.

В этой связи губернатор Аман Тулеев вполне четко высказал еще в 2016 году свою личную позицию и позицию областных властей по бесконтрольному наращиванию угледобычи в регионе.

«Я считаю, что наращивать добычу угля в регионе не нужно, больше 200 миллионов тонн добывать в Кузбассе не стоит. Так можно до земной оси докопаться. <…> Когда я лечу на самолете, мне страшно на землю смотреть: все уже изранено, ископано. Хотя мы делаем рекультивацию, восстанавливаем землю, но последствия нескольких веков добычи из недр угля есть», – убежден губернатор Аман Тулеев.

Однако лимита или ограничения по количеству нарушенных земель в Кузбассе не существует.

Нет той цифры, которую нельзя перешагивать. Копай – не хочу, как говорится. Не на что ориентироваться угольщикам и властям. Евгений Хлебунов пояснил, что угольщики действуют в рамках природоохранных норм по воздуху и воде. И если они не нарушаются, то копать можно. Только вот смогут ли воздух и вода уберечь кузбасскую землю от полного разрушения?

О предельных возможностях экологической нагрузки на регион говорит и губернатор Тулеев: «То количество топлива, которое мы добываем сейчас, это наш экологический предел. И если мы не отстоим свою позицию, то нашим детям и внукам останется просто выжженая земля». Но достучаться до федеральных чинов, раздающих угольные лицензии, региональная власть пока не может.

На местах пытаются сгладить остроту проблемы. Как сообщил Евгений Хлебунов, современными угольными предприятиями осуществляются необходимые природоохранные мероприятия: вводятся в эксплуатацию новые и повышается эффективность старых пылеулавливающих установок; массово строятся очистные сооружения; применяются простейшие взрывчатые материалы, не имеющие в своем составе тротила; с 2009 года крупнейшим в истории Кузбасса инвестиционным проектом стало извлечение метана из угольных пластов и его дальнейшая утилизация.

«Основной ущерб (около 60%) природе Кузбасса причиняют предприятия по добыче угля, – признал Евгений Хлебунов. – А выбросы метана составляют более половины от этой цифры. Но экология и экономика – понятия одного порядка. Природоохранные вопросы могут быть не затратными, а прибыльными». В этом году на котельных шахтах при совместном сжигании угля и газа было ликвидировано 7,8 миллиона кубических метров метана. В перспективе (ближайшие десять лет) планируется утилизировать 81 миллион кубических метров этого вредоносного газа. Метан теперь используется для получения тепла и электроэнергии.

Еще один немаловажный вопрос, который был поднят замгубернатора, – это рекультивация земель. «Буквально несколько дней назад, – сообщил Евгений Владимирович, – у меня состоялся разговор с Аманом Гумировичем, где вопросы экологии занимали большую часть времени нашего общения. Губернатором было принято решение с определенной периодичностью проводить совещания с руководителями угольных компаний по вопросам рекультивации. На сегодняшний день поставлена задача провести полную ревизию всех проектов рекультивации и установить отклонения от проектных решений». Резюмировал свое выступление Евгений Владимирович так: «Несмотря на то, что объемы угледобычи увеличиваются, экологическая ситуация медленно, но улучшается».

Контроль становится прозрачнее

Система государственного контроля претерпевает серьезные изменения с конца 2016 года. Сегодня планы проверок и доклады об их результатах находятся в открытом доступе, страдания бизнеса от административной нагрузки значительно снижены. Повысилась открытость контрольно-надзорной деятельности. А еще интенсивность проверок стала зависеть от класса опасности предприятия: чем меньше угроза – тем меньше проверок. Эту информацию подтвердила Ирина Климовская, руководитель управления Росприроднадзора по Кемеровской области. «В Кузбассе осуществляют свою деятельность 30 предприятий высокого риска, – рассказала Ирина Анатольевна. – Это значит, что проверки на них будут проводиться один раз в два года. Предприятий значительного риска – 213 (проверяются раз в три года), среднего риска – 450 предприятий (проверка раз в четыре года) и умеренного риска – 92 предприятия (проверка раз в пять лет). Эта информация в открытом доступе. Каждый предприниматель может узнать класс опасности своей организации по ИНН и коду объекта. За девять месяцев 2017 года Управлением Росприроднадзора проведена 421 проверка». Как сообщила Ирина Анатольевна, природоохранная деятельность надзорных органов настолько эффективна, что позволила городу Новокузнецку покинуть десятку городов с максимальным уровнем загрязнения атмосферного воздуха. Однако при этом количество жалоб населения, поступающих в Управление, почему-то не уменьшается, а увеличивается: с начала 2017 года поступило 375 обращений жителей области, что почти на сотню больше, чем в прошлом году.

Люди на пути угля

После официальных докладов и оптимистичных отчетов угольщиков участники смогли в режиме живого общения обсудить с присутствующими те вопросы, ответы на которые по тем или иным причинам не прозвучали. Один из таких вопросов касался установления цивилизованных отношений угольных компаний с местным населением.

«Уголь в Кузбассе добывался, добывается и будет добываться, – пояснил Евгений Хлебунов. – Это вещь неоспоримая. Но вопрос взаимодействия угольных компаний и местных жителей – первоочередной на сегодняшний день. И прежде чем воткнуть ковш экскаватора в землю, угольщики обязаны наладить общение с людьми еще на стадии проектирования. Последний митинг в Новокузнецке – наглядный пример отсутствия такого диалога. Сейчас эта ситуация погашена и найдены точки соприкосновения».






Партнеры