Ас-саляму алейкум!

Прокопьевский имам рассказал, как жить по Корану в современном мире

29 ноября 2017 в 09:09, просмотров: 1494

С середины ноября по середину декабря в мечетях проходят праздники для детей, лекции для молодежи, встречи и чаепития, посвященные дню рождения Пророка Мухаммеда (точная дата его появления на свет не известна). С Марселем Кантиковым, возглавляющим прокопьевскую мечеть на улице Береговой и мусульманскую организацию Махалля-Рамазан, мы поговорили о том, чему на самом деле учат Коран и проповеди Пророка.

Ас-саляму алейкум!
фото: Андрей Новашов
Имам Марсель Кантиков с женой и сыном.

Мирское и вечное

Справка МК

Марсель Кантиков родился в Прокопьевске в 1987 году. В 2010 году окончил горно-электротехнический факультет КузГТУ, жил в Кемерове и, работая по специальности, являлся активным прихожанином соборной мечети. Заочно учился в Казанском исламском университете. В 2013 году пожилой имам прокопьевской мечети, расположенной на улице Береговой, попросил муфтия найти ему преемника. Марсель Кантиков вернулся в Прокопьевск и стал имамом. Предки Марселя и с материнской, и с отцовской стороны принадлежали к исламской традиции, а в Прокопьевске оказались в начале 30-х вместе с тысячами раскулаченных мусульманских семей, сосланных в Кузбасс из Башкирии, Поволжья и Урала.

– Начну с неприятного вопроса. Читал в интернете, что несколько прокопчан уехали воевать за запрещенную в России организацию ИГИЛ, и что завербовали их непосредственно в Прокопьевске.

– В мою бытность имамом не было такого, чтобы кто-то пришел в нашу мечеть и начал вербовать. И от прихожан я таких разговоров не слышал.

– Но кто-то из прокопчан там воюет или воевал?

– Читал в интернете, что там был один прокопчанин. Но в нашей мечети я его никогда не видел.

– Ваша мечеть относится к Духовному управлению мусульман Кемеровской области. В Кузбассе и, в частности, в Прокопьевске действует еще и Объединение мусульманских организаций Кемеровской области. Чем эта организация отличается от вашей?

– Не знаю, я их устав не читал. Это нужно у них спросить.

– Вы поддерживаете с ними отношения?

– Мы иногда встречаемся на городских мероприятиях. Просто еще одна организация. Ничего плохого.

– При слове «имам» представляешь убеленного сединами аксакала. А вам всего тридцать. Паства не считает, что вы слишком молоды для такого звания?

– Презрительных взглядов в мою сторону не бросают. Значение имеют не только годы, но и знания. В переводе с арабского «имам» – тот, за кем следуют. Бывают имамы в мечети, имамы в какой-то науке. Имамом в мечети может стать тот, кто умеет проводить пятничные молитвы, похоронные, свадебные обряды, обряд имянаречения. Обладая определенными знаниями, имамом можно стать и в 20 лет, и в 70.

– Среди ваших предков были имамы?

– Нет.

– В дореволюционной России существовали целые династии православных священников. В исламе такой традиции нет?

– Я не сторонник сравнения. Скажу про ислам, про мусульман. У нас нет такого: если я имам, то у меня и сын обязательно будет имамом. И у нас люди не делятся на мирян и служителей храма. Как говорил пророк Мухаммед (мир ему), «не оставляйте мирского из-за вечного и вечного из-за мирского». Являясь духовным руководителем, имам может параллельно работать на стройке или на ферме или вести бизнес. И если имам видит, что пришел человек, который образованнее его, то он уступает этому человеку свое место, а сам становится его помощником или уходит в другую сферу деятельности. Нет такого: если возвели в сан, то ты никуда не денешься и всю жизнь в этом сане будешь. Имама выбирает община. Дальше его кандидатуру должен утвердить муфтий.

– На вашей странице в соцсети видел фотографии, сделанные в спортзале.

– Да, стараюсь заниматься спортом – бег, велосипед, футбол. Это стереотип, что имам – обязательно дряхлый дедушка. Наш Пророк тоже поддерживал физическую форму. Он был коммуникабельным, всесторонне развитым. И все существующие современные технологии мы должны использовать. Имам не только руководит молитвой. У него много административной работы. Надо выслушать и дать совет людям разных возрастов и социальных категорий. Самому участвовать в мероприятиях. Хорошая физическая форма не помешает.

– Насколько терпимо российское общество относится к мусульманам? Есть ли у российских мусульман стремление жить обособленно?

– Наверное, это личное дело каждого. Наша религия не предписывает обосабливаться или сужать круг своего общения. Сегодняшняя Россия – это многонациональная и многоконфессиональная страна. Мы родились на этой земле. На территории Сибири существовало Сибирское ханство. Хан Кучум был мусульманином. Здесь ислам распространился даже раньше, чем христианство. На территории Кемеровской области в Яшкинском и Юргинском районах проживают калмаки, которые исторически давно уже мусульмане. Также в Ижморском районе есть село, где до сих пор стоит мечеть XIX века постройки. В России около 20 миллионов мусульман, которые живут бок о бок с представителями других национальностей и вероисповеданий. Наши прадеды сражались за Россию и в Великую Отечественную, и в Первую мировую. И во время нашествия Наполеона в составе русской армии были башкирские полки. Сюда, в Прокопьевск, в 30-е годы ссылали людей самых разных национальностей. После войны к ним прибавились украинцы и немцы Поволжья. И в одном забое плечом к плечу стояли русские, татары, украинцы и немцы. И все жили дружно. Никакой обособленности или нетерпимости я не вижу.

Многоженство – не для страстей

фото: Андрей Новашов

Справка МК

Марсель Кантиков родился в Прокопьевске в 1987 году. В 2010 году окончил горно-электротехнический факультет КузГТУ, жил в Кемерове и, работая по специальности, являлся активным прихожанином соборной мечети. Заочно учился в Казанском исламском университете. В 2013 году пожилой имам прокопьевской мечети, расположенной на улице Береговой, попросил муфтия найти ему преемника. Марсель Кантиков вернулся в Прокопьевск и стал имамом. Предки Марселя и с материнской, и с отцовской стороны принадлежали к исламской традиции, а в Прокопьевске оказались в начале 30-х вместе с тысячами раскулаченных мусульманских семей, сосланных в Кузбасс из Башкирии, Поволжья и Урала.

– Как Коран относится к межконфессиональным бракам?

– По Корану мусульманин может брать в жены мусульманку, христианку либо иудейку.

– Он должен обратить ее в свою веру?

– В священном Коране сказано: «И разрешена вам пища людей Писания и их женщины». Поэтому женщина может оставаться при своей религии. Но дети воспитываются в мусульманской традиции.

– А у женщины-мусульманки есть право выйти не за мусульманина?

– Право-то, может быть, у нее и есть. Но женщина идет за мужем. Поэтому такой брак с точки зрения ислама считается недействительным.

– Многие россияне, не принадлежащие к исламской традиции, считают, что в исламском обществе женщина – бесправная служанка, рабыня. Как в фильме «Белое солнце пустыни».

– Пророк Мухаммед жил на рубеже VI–VII веков. В тот момент женщины действительно были служанками, их продавали и покупали. У мужчины могло быть и десять, и двадцать жен. Ислам, наоборот, дал женщине права. Пророк Мухаммед сказал: «Рай находится под ногами ваших матерей». И у нас строго прописано, что женщина, когда выходит замуж, имеет право сказать «Да» или «Нет». Кроме того, Пророк сказал, что женщина не обязана выполнять домашнюю работу – готовить, стирать, убирать. Если выполняет, то получает награду от Всевышнего. Но не обязана. Может сказать мужу: «Я буду рожать и воспитывать детей. А для домашней работы нанимай служанку. Выполнять эту работу стану, только если ты будешь меня любить и хорошо ко мне относиться».

– Сегодня в Прокопьевске есть мужчины-мусульмане, у которых несколько жен?

– Есть, но таких семей мало. Из моего круга общения только у троих мужчин две жены. В священном Коране сказано: «Берите в жену одну, двух, трех, четырех. Но если будете к ним справедливы». Важное уточнение, о котором необходимо помнить. Многоженство направлено не на удовлетворение страстей, а на поддержание женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Вдов, например. Супруга в исламе, будь она первая или четвертая, имеет права, претендует на наследство из имущества мужа. На мужчине лежит обязанность содержать своих жен и детей.

– Еще один стереотип: «Ислам – воинственная религия, которая учит убивать неверных».

– Начнем с того, что в переводе с арабского «ислам» – это «мир». Мы, когда здороваемся, говорим ас-саляму алейкум – «мир вам». Ислам разрешает лишь защищать себя, свою семью, город, страну, когда агрессор нападает. Есть хорошая русская поговорка – «Кому война, кому мать родна». В незаконные вооруженные формирования вербуют молодежь от 18 до 25 лет. Тех, кому некуда энергию потратить. Их убеждают, что они идут воевать ради религии. Это как гипноз. И происходит такое от невежества. Террористами становятся недоучки, которые не изучали свою религию полноценно, у которых не было мусульманских традиций в семье, которые не ходили в мечеть. Пустой сосуд можно наполнить чем угодно.

– Вы получили высшее техническое образование. Совместима ли современная научная картина мира с исламским мировоззрением?

– Разночтения касаются только теории эволюции и теории происхождения Земли. По основным моментам противоречий нет. Название науки «алгебра» арабского происхождения. Омар Хайям, принадлежавший к арабской традиции, – не только поэт, но и выдающийся математик. Абу Али Ибн-сина, больше известный под именем Авиценна, – знаменитый врач, автор трактатов по медицине. Мусульмане внесли серьезный вклад в развитие механики и астрономии. И Всевышний, и Пророк побуждают нас к тому, чтобы мы учились. «Учись от колыбели и до могилы, и если тебе нужны знания, дойди хоть до далекого Китая». В Коране есть образные выражения про движения тектонических плит, структуру гор. Астрономы обнаружили, что планеты ходят по своим орбитам. И Всевышний в Коране тоже говорит, что у планет есть свой путь. На мой взгляд, развитие науки подтверждает присутствие Всевышнего и слова священного Корана.

Жена имама

Анна – супруга Марселя Кантикова. Они женаты восемь лет. В семье трое детей. Старшей дочери шесть лет, младшему годик. Анна помогает мужу в мечети. Будущие супруги познакомились в Прокопьевске, где вместе учились в школе. Анна исповедовала православие, но приняла ислам, хотя мусульманская традиция допускает, что жена может остаться при своей вере.

– Насколько часто прокопчанки, с рождения не принадлежащие к исламской традиции, принимают ислам?

Анна Кантикова: – Бог един. Я знаю много женщин, которые сначала приняли ислам, а потом вышли замуж за мусульман. Есть и такие, кто принимает ислам ради мужа. Я не была мусульманкой, когда выходила замуж. Принимать ислам меня никто не заставлял, это на сто процентов мое решение. Читала книги, размышляла и поняла, что так будет правильнее.

– Как изменилась ваша жизнь после принятия ислама?

А.К.: – Я стала больше уделять внимание самообразованию. Стараюсь развиваться духовно. Мой гардероб поменялся, начала носить определенную одежду, но я не вижу в этом никаких неудобств и затруднений. Мой день регламентирован, и я больше успеваю сделать. В детском саду, куда ходят дочь и сын, все ко мне нормально относятся. Я состою в родительском комитете. Появились новые знакомые среди мусульман. Но и со старыми друзьями по школе, по университету я также общаюсь.

– Как ваши родители относятся к вашему браку и к вашему решению принять ислам?

А.К.: – Сейчас нормально. Они приходят к нам в гости на мусульманские праздники, мы к ним – на православные. Если посмотреть на молодежь – там и драки, и измены, и разводы. Родители знают, что у нас не пьют, не курят, не матерятся, и что муж никогда не поднимет на меня руку.



Партнеры