Рак – не повод для жалости

Мать первая сообщила сыну о его страшном диагнозе, а потом началась их совместная борьба за жизнь

13.12.2017 в 10:45, просмотров: 7569

«Если бы не онкология, я бы, может, и Питера никогда не увидел», – оптимистично рассуждает 28-летний Антон Котиков. У него рак IV стадии. Пока медики занимаются поиском донора для трансплантации костного мозга, Антон со II степенью инвалидности работает, содержит семью, воспитывает маленького сына и периодически на один день улетает в Санкт-Петербург, где проходит поддерживающую и очень дорогостоящую терапию. Когда его нет дома, полуторагодовалый Матвейка ходит по дому с папиной футболкой в руках. Матвей был рожден уже после того, как его родители узнали о болезни Антона, и теперь сын держит папу в этом мире, давая ему силы для борьбы с безжалостным недугом.

Рак – не повод для жалости
Антон Котиков с женой и сыном Матвеем.

Рак – страшный диагноз. Его никто не ждет, но когда он внезапно появляется в жизни человека, меняется все: и жизнь, и сам человек. Так произошло и с семьей Антона Котикова.

Мартовский Котиков

Единственный ребенок в семье Котиковых, Антон, видимо, пытаясь соответствовать своей фамилии, родился 8 марта в городе Ленинске-Кузнецком. После окончания горнотехнического колледжа шесть лет отработал в шахте белазистом, параллельно получал высшее образование в КемТИППе по специальности «экономист». Еще до окончания вуза подающему надежды молодому человеку предложили сменить профессию и пригласили на работу в банк. Антон согласился, а спустя несколько месяцев появилась возможность уехать в Москву. Терять было нечего, Антон за неделю нашел работу и начал устраивать свою жизнь в столице. «Мой сын – парень толковый, грамотный, – говорит его мать Светлана Викторовна. – У него были серьезные перспективы в Москве. Если бы не эта болезнь…»

Без прописки нет медпомощи

Симптомы начали проявлять себя в конце декабря 2015 года. Перед новогодними праздниками Антон обнаружил у себя увеличенный лимфоузел. Обеспокоился, но большого значения этому факту не придал: «Подумаешь, воспаление, – решил он. – Пропью антибиотики – и пройдет». Тем более об этом в один голос говорили и врачи. «Никто не думал о плохом, – призналась мама Антона. Но опухоль не спадала, а начала спускаться ниже по шее, а затем и вовсе количество воспаленных лимфоузлов увеличилось». И вот уж, казалось бы: Москва, столица, лучшие доктора. Но Антона два месяца гоняли от одного врача к другому. Он успел побывать у стоматолога, инфекциониста, еще у нескольких специалистов, пока, наконец, не попал к онкологу. Медики заподозрили неладное, но помочь отказались: нет прописки – нет медпомощи. Кто-то из врачей честно посоветовал: «Скорее домой! Там помогут». Антону пришлось бросить хорошую работу, мечты о жизни в столице и вернуться в Кузбасс. Начались скитания по клиникам Ленинска-Кузнецкого, Кемерова, Новосибирска. Антон сдавал анализы, а мать ездила и консультировалась с врачами, оберегая сына от лишней информации. Именно она в 2016 году и озвучила ему страшный диагноз: лимфома Ходжкина (онкологическое заболевание лимфатической системы) с поражением периферических лимфатических узлов, лимфатических узлов средостения и впоследствии – правого легкого. Это очень опасно, но не безнадежно. Потому что у Антона есть твердое желание выздороветь, а у врачей – лекарство, которое может его спасти. Очень дорогое лекарство.

Жалость – признание поражения

Антон диагноза не стесняется, но и внимание ближайшего окружения к нему старается не привлекать. «Был в шоке, конечно, когда узнал, – признается Котиков. – Не верилось поначалу даже. Мне кажется, я и до сих пор не осознаю масштабов бедствия (улыбается). Веду обычный образ жизни, стараюсь не думать о болезни. Пока она дремлет, особо не высовывается. Видимо, выжидает. Можно было, пользуясь инвалидностью, сесть и сидеть дома. Но работа помогает отвлечься от этих мыслей. Один на один с собой съел бы себя изнутри. Наверное, рак – это тоже неспроста. Для чего-то же дается это испытание человеку и его близкому окружению. Я думаю, что мое окружение с ним справляется успешно. Руководство в банке меня поддержало. Создали отдельный счет, коллеги помогают сборами на лечение. В разговорах этой деликатной темы стараются не касаться, но знают все и помогают, исходя из возможностей. Мама с двоюродной сестрой ведут сбор средств на лечение из Ленинска. Я этого вопроса даже не касаюсь. Жена в декретном отпуске, создает уют дома. Она знает, что делать, ее мама страдала от этого же заболевания. Настя дала согласие выйти за меня, зная о диагнозе. Для меня это много значит. Ну и дети, они сейчас – главное. Сынок пока ничего не понимает, не понимает даже того, как он мне сейчас нужен, как заряжает на борьбу, дает силы. Одним своим существованием. Он как две капли воды похож на моего отца, и является живым напоминанием того, что нужно быть сильным. Дочери от первого брака сейчас шесть лет, но мы ее не грузим этой информацией. Кира просто есть – и этого достаточно. Не могу сказать, что во мне произошла

какая-то переоценка. Но к семье и детям я точно стал намного ближе. И ценить их стал больше: каждый день, каждую минуту, прожитую рядом. И самое главное – мое окружение не жалеет меня! Жалость – это техническое поражение, это автоматическое признание себя проигравшим. Люди ходят и смотрят на тебя в печальной перспективе. Но я себя видеть в этой перспективе отказываюсь (улыбается). За время лечения я познакомился с парнем, который имеет примерно тот же диагноз, что и я. За короткий срок он похудел с 90 килограммов до моего размера. Сейчас он с трудом передвигается, ходит по стеночке. Врачи ставят мне ту же четвертую степень рака и говорят, что при ней я ходить не должен. А я хожу, работаю и сдаваться болезни не собираюсь».

Маятник болезни

Сейчас Антон живет в Кемерове, работает менеджером в Сбербанке и проходит многоэтапное лечение. Главный помощник Антона в борьбе с болезнью – мама Светлана Викторовна. «Первые две недели ревела, конечно, – признается она. – А потом поняла, что сыну не нужны мои слезы, ему нужна моя поддержка. Где-то надо просто настроение поднять, чаю вместе попить, поболтать. И я собралась, начала действовать. Слезами горю не поможешь. Открыла счет для адресной помощи, обратилась в благотворительные фонды. Иногда, конечно, руки опускаются, наступают минуты отчаяния, но я понимаю, что не имею права на проявление слабости. И сейчас мы всем миром сражаемся с этой заразой».

До недавнего времени Антон проходил лечение в НИИ клинической иммунологии в Новосибирске. С августа по декабрь 2016 года он перенес восемь курсов химиотерапии. Самой страшной стала последняя – высокодозная химия с пересадкой собственных стволовых клеток. 21 день он находился в стерильной палате, не имея сил встать с кушетки, и даже с врачом разговаривал через стеклянный занавес. Как поясняют специалисты, проблема – в костном мозге Антона, который не вырабатывает должное количество активных стволовых клеток, готовых бороться с раковыми. Врачи рассчитывали на то, что пересадка станет толчком к положительным переменам в организме. Так и произошло, но ненадолго. Восстановления несколько раз сменялись рецидивами. «Мы надеялись, что после пересадки лечение закончится, что дальше у Антона все будет хорошо, – делится его мама. – Однако в сентябре 2017 года диагностика ПЭТ-КТ показала рецидив опухоли. Сына направили на консультацию в НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р. М. Горбачевой в Санкт-Петербург». Здесь Антону рекомендовали терапию новым препаратом опдиво (ниволумаб).

Как утверждает Антон, он чувствует себя совершенно нормальным, здоровым человеком. Пока о страшном диагнозе напоминают лишь медицинские бумаги. Но все понимают, что это может быть затишьем болезни перед бурей, и времени расслабляться нет. Буквально вчера Антону была прокапана очередная доза лекарств. Он за собственный счет летает в Санкт-Петербург на один час, потому что этого препарата нет больше нигде в нашей стране. Если и эта терапия не поможет, потребуется операция по пересадке костного мозга. Для поиска донора уже задействован международный банк.

Но сегодня Антону нужны инъекции ниволумаба. На каждую процедуру требуется один флакон (40 мг) препарата стоимостью 41 500 рублей. Врачи говорят, что может понадобиться до 12 флаконов. Часть из необходимых средств уже собрана, но их не хватает для полного курса терапии. «Жена Антона в декретном отпуске, – описывает финансовую ситуацию в семье Светлана Викторовна. – Я работаю экономистом в городской поликлинике, отец Антона погиб в 2011 году. Близких родственников больше нет». Любая помощь семье Антона сейчас очень ценна. Каждый из нас может поддержать человека, который борется за жизнь. Сбор пожертвований ведется через благотворительный фонд AdVita («Ради жизни»), уже много лет помогающий пациентам онкологических отделений петербургских больниц. Ссылка на уставные документы фонда: www.advita.ru Информацию о ходе лечения Антона можно найти его странице на сайте фонда «AdVita»: www.advita.ru/AKotik1.php. На все вопросы готова ответить мама Антона Светлана Викторовна по телефону 8-950-260-0722.

Рак – это не приговор. С ним можно бороться и нужно его побеждать. Котиковы изо всех своих больших и маленьких сил надеются на победу. С нашей помощью сил для борьбы у них может стать больше.

Реквизиты для перечисления помощи

ПАО «Сбербанк России»
Некоммерческая организация «Благотворительный фонд «АдВита»»
Р/сч. 40703810055200000348
В СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ БАНК ПАО «СБЕРБАНК РОССИИ» 
К/сч. 30101810500000000653
БИК 044030653
ИНН 7813165562
КПП 781301001
ОГРН 1027806886612 
ОКВЭД 85.32 74.84 91.33
ОКПО 58364385

ПАО Банка «ФК Открытие»
НО «Благотворительный фонд «АдВИТА»
Юридический адрес: 197022, Санкт-Петербург, Каменноостровский пр., дом 40, 
лит А, офис 508.
Фактический адрес: 197022, Санкт-Петербург, Большой пр. П.С., д.77, кв.2.
Телефон: 8(812) 337-2-733
Р/cч. 40703810212000000119 
в Филиале «Петровский» Публичного акционерного общества Банка «ФК Открытие»
Сокращенное наименование: Филиал Петровский ПАО Банка «ФК Открытие»
К/сч. 30101810540300000795
БИК 044030795
ИНН 7813165562
КПП 781301001
ОГРН 1027806886612 
Получатель платежа: НО «Благотворительный фонд «АдВИТА»

ВАЖНО!!! В строке «Назначение платежа» обязательно необходимо указать: для Антона Котикова