Врачи просят пациентов подождать, а те, не дождавшись, – умирают

Медсестра умерла, не дождавшись помощи от своих коллег, доктору повезло больше.

13.06.2018 в 10:24, просмотров: 650

Помните такой анекдот: «Я же вам говорю: Приходите завтра... А вы все время сегодня приходите!..» Смешно… Но по такому же принципу иногда случаются очень грустные истории.

Врачи просят пациентов подождать, а те, не дождавшись, – умирают

НЕ ДОЖДАЛАСЬ СЫНА ИЗ АРМИИ

Первая история, которую мы хотим вам рассказать, произошла в городе Киселевске Кемеровской области. В ноябре прошлого года Елена Александрова (имя изменено) обратилась к врачам поликлиники №5 с жалобами на здоровье. Годом ранее у женщины были обнаружены камни в желчном пузыре. Попасть на прием оказалось не так просто: обращение поступило 16-го числа, а запись была только на 20-е. В итоге Елена не смогла дождаться приема и за день до назначенной даты по скорой была доставлена в хирургическое отделение. Сюда к ней приезжал сын. Парня призвали в армию, и он приехал в больницу, чтобы попрощаться с матерью. Елена успокоила его, сказав: «Служи, сынок, не беспокойся, меня вылечат, я дождусь тебя...» Женщина искренне доверяла врачам и не сомневалась в том, что они ей обязательно помогут.

Через пять дней Елену отпустили домой с рекомендацией провести обследование и пройти амбулаторное лечение. Доктора посоветовали снимать воспалительный процесс и набираться сил.

Вскоре терапевтом был открыт больничный лист и получено направление в г. Новокузнецк на консультацию к печеночному хирургу. Там женщину ничем не обрадовали: рекомендация была та же – снимать воспалительный процесс и набираться сил. Боли тревожили все сильнее, а врачи, будто сговорившись, как мантру, повторяли одну и ту же фразу: пока госпитализировать не можем, снимайте воспаление и приходите». Женщина верила, уходила, возвращалась, слышала то же самое и снова уходила. Только воспаление не снималось, а сил оставалось все меньше и меньше.

Когда в декабре Елене стало совсем плохо, терапевт дал ей направление на дневной стационар, но ее не приняли – не было мест. Попросили прийти дней через пять. Но и через пять дней мест на нее не хватило. А состояние все ухудшалось и ухудшалось…

Родные Елены начали бить тревогу, понимая, что ситуация не сдвигается с мертвой точки, а врачи почему-то отказываются замечать ухудшающееся состояние женщины и продолжают кормить ее «завтраками». Дочь сама повезла ее в хирургическое отделение городской больницы г. Киселевска. Но местные специалисты опять не нашли показаний ни для госпитализации, ни для операции, и предложили вернуться в поликлинику. Их главный аргумент – «живот мягкий». И снова – «снимайте воспаление, набирайтесь сил»… На просьбы дочери оказать хоть какую-то квалифицированную помощь, потому как в стационаре даже капельницу ставить отказались, по ее словам, последовал ответ: «Мы не с капельницами работаем, а ножами режем. Причин для операции нет». А заведующий хирургическим отделением добавил, что ему виднее, нужно пациенту хирургическое вмешательство или нет. Женщины вернулись в поликлинику ни с чем еще и к закрытым дверям – рабочий день закончился.

Во второй половине декабря, больше чем через месяц после первого обращения Елены, из отпуска вышла врач терапевтического отделения поликлиники. Вместе с рентгенологом они осмотрели Елену и констатировали кишечную непроходимость. Специалисты поликлиники позвонили тому самому заведующему, которому «виднее», и сообщили об этом факте. Тот искренне возмутился, спросив, почему ему раньше ничего не сказали, вызвал скорую помощь, на которой больную снова доставили в хирургическое отделение, а уже вечером делали срочную операцию. Родственники Елены предполагают, что именно во время операции хирургам стало понятно, что камешек, воспалительный процесс от которого снимали целый месяц, был уже в брюшной полости. Через два дня была проведена повторная операция, на следующий день после нее женщина умерла. Так и не дождавшись сына из армии…

Родные Елены пытаются добиться правды и наказания для виновных в случившемся. «Мы написали письмо в департамент охраны здоровья населения Кемеровской области с просьбой провести проверку своевременности и качества оказания медицинской помощи Елене Александровой, направили обращения в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования и прокуратуру области», – сообщила сноха умершей. Родственники хотят понять, что это: некомпетентность, лень, нежелание вникать в суть ситуации или халатное отношение к своим профессиональным обязанностям? Ведь по сути умирающая женщина обращалась к медикам, выполняла все рекомендации врачей, стучалась во все двери, пытаясь найти помощь, а главное – верила специалистам, которые отмахивались от нее, как от назойливой мухи.

Никаких медицинских документов, кроме свидетельства о смерти, у родственников на руках не осталось. А значит, возможность доказать врачебную ошибку и наказать виновных невелика. Но бороться стоит. И знаете, что нас просто потрясло? Елена работала медсестрой той самой поликлиники, где ей долгое время отказывали в стационаре «из-за отсутствия мест» и, как в анекдоте, каждый раз предлагали прийти завтра. И она ведь приходила. Пока не умерла…

КОНСУЛЬТАЦИЯ НА ОПЕРАЦИОННОМ СТОЛЕ

Вторая подобная история произошла в областной столице. И тоже, по воле случая, с медицинским работником. Только на этот раз – с врачом, а не медсестрой. Молодая девушка (назовем ее Анной) внезапно почувствовала острые боли в области живота. Со своей проблемой она тут же обратилась к коллегам-медикам. Те, осмотрев пациентку внешне и выслушав ее жалобы, вынесли диагноз: «Отравление, лечитесь». «Но я-то сама медик, – возмущается Анна, – и прекрасно знаю симптомы отравления. Я пыталась доказать врачам, что моя болезнь не имеет ничего общего с этим недугом. Но они как будто меня не слышали». Врачи были непреклонны и отправили девушку домой лечиться и восстанавливать силы. Никаких анализов и диагностических мероприятий сделано не было. Повторное обращение успехом тоже не увенчалось. И Анна искренне пыталась восстановить силы, пока не начала терять сознание. В один из таких дней, когда девушка упала в обморок, ее доставили на скорой в дежурную больницу, где выяснилось, что ничего общего с отравлением, как и пыталась изначально доказать пациентка, не было. По факту в результате внутреннего повреждения артерии произошло серьезное кровотечение с кровоизлиянием в брюшную полость. Врачи, принявшие пациентку, сообщили родным: «С обращением опоздали, случай неоперабельный, прощайтесь». Родственники поверили «специалистам» и, отходя от шока, стали искать последние слова для Анны.

Но девушка сдаваться не планировала, и в промежутках между обмороками сообщила, что в областной больнице есть именитый хирург, которого нужно постараться уговорить взяться за операцию. Возможно, история эта закончилась бы печально, по сценарию врачей, если бы не муж, который ухватился за, казалось бы, эфемерную соломинку и рискнул обратиться за помощью ночью к незнакомому хирургу. И вот тут как раз проявляется все сложность и неоднозначность ситуации, так сказать, оборотная сторона медали. Да, хирурги неохотно берутся за почти безнадежные случаи с вероятным летальным исходом, а в этом случае шансов практически не оставалось. Но врачи бывают разные – профессор приехал. Операция состоялась. Девушку, которая и сегодня работает врачом-кардиологом, удалось спасти. Но эта почти киношная история со счастливым концом – скорее исключение, чем правило. Не у всех есть достаточные знания, аргументы и внутренние силы, чтобы поспорить с медицинской системой и ее работниками.

Так что истории две: один человек смог за себя постоять, другой, к сожалению, нет.

Как признались родственники Елены Александровой, произошедшее здорово подкосило их веру в спасительную медицину. И если бы им сейчас предложили подождать или сослались на отсутствие мест, они вряд ли бы смиренно отправились восвояси, а повели себя куда более решительно.

Мы надеемся, что эти показательные и поучительные истории помогут нам, пациентам, в том числе и пациентам-медикам, в аналогичных ситуациях быть смелее и бороться за свои права и свою жизнь.

И еще: берегите врачей! Хороших скоро так совсем на останется.