Спасут ли муниципальный транспорт 20 рублей за проезд

Цены вырастут, проблемы останутся?

21.11.2018 в 10:45, просмотров: 511

Увеличение стоимости проезда в пассажирском транспорте в Кемеровской области – вопрос практически решенный. Хотя формального объявления об этом не было. Но чиновники всех мастей почти прямым текстом заявляют: с 1 декабря цены на проездные билеты вырастут. Остальное – дело техники. Что и как будет происходить с ценами, перевозками и самим городским транспортом в ближайшее время, выяснял наш корреспондент.

Спасут ли муниципальный транспорт 20 рублей за проезд
С 1 декабря ожидается повышение платы за проезд в общественном транспорте

Артподготовка

Разумеется, первое, что интересует каждого потенциального пассажира муниципального транспорта, – это стоимость проезда. Собственно, именно вокруг нее сейчас, накануне, по сути, объявленного повышения, все и вертится. Предположительно, с 1 декабря цена проезда возрастет до 20 рублей. Правда, пока областные чиновники, в частности, представители департамента транспорта Кемеровской области, скромно умалчивают, что именно будет стоить 20 рублей: проезд в автобус-трамвае-троллейбусе или в так называемом маршрутном такси.

Почему так называемом? Да потому что для пассажира в настоящее время разница между муниципальным транспортом и маршрутками практически стерлась. Единственное отличие: меньшие по размеру «ПАЗики» и проезд на два рубля дороже. Остальное по принципу загадки на внимательность – «найди пять отличий». Но собственно цена и является принципиальным отличием. Ничего другого в голову не приходит. Например, есть маршрутки-НЕФАЗы, которые как раз только ценой и отличаются.

И если 20 рублей – это муниципальный транспорт, то маршрутки будут стоить примерно на два рубля (исходя из сложившейся традиции) больше. То есть на выходе из артподготовки к повышению цены проезда кузбассовцы выйдут с результатами в 20 и 22-23 рубля за поездку соответственно.

Скачущие цифры

Собственно о том, как станет, стоит поговорить отдельно. Напомним, что не так давно главный специалист по пассажирским перевозкам региона, каковым можно, без сомнения, назвать начальника департамента и связи Кемеровской области Евгения Курапова, сообщил, что средняя себестоимость перевозки одного пассажира в пределах населенного пункта в Кузбассе составляет порядка 35-40 рублей. Это без учета всевозможных дотаций из бюджета.

С бюджетными компенсациями «точка безубыточности» составляет порядка 24 рублей за одну поездку. Здесь стоит подчеркнуть, что главная причина заявленного повышения цен на проезд – это тотальная неокупаемость затрат транспортных предприятий. А чтобы их окупить в нынешней ситуации, необходимо платить 24 рубля. Но власти на это не пойдут и поднимут стоимость до 20 рублей. В результате и цена вырастет, и проблемы не будут решены – так получается.

С другой стороны, как заявил замначальника транспорта и связи Юрий Стоцкий, себестоимость проезда в общественном транспорте составляет… 27 рублей. Тут трудно понять, что именно имел в виду областной чиновник. Но, как ни рассуждай, эта цифра «не бьет» с тем, что буквально недавно говорил его начальник Евгений Курапов. И, казалось бы, не 35-40 рублей и не 24 рубля.

Более того, Юрий Стоцкий сообщил о «желаемом повышении» стоимости проезда до 23 рублей. Тогда, мол, автотранспортные предприятия смогут и зарплату водителям увеличить, и заложить рост цен на топливо. А потом даже оговорился, что размер проездного платежа в 27 рублей позволил бы транспортникам начать развиваться. И тут же сказал, что, предположительно, стоимость проезда должна быть увеличена до 20 рублей «с учетом платежеспособности кузбассовцев».

Получается странная логика. Повышение цены на проезд в общественном транспорте в Кемеровской области, судя по всему, действительно назрело давно: последнее повышение было в далеком теперь уже 2015 году, и за это время действительно произошел существенный рост цен на топливо – едва ли не главную расходную статью любого автотранспортного предприятия. Как, впрочем, случился и рост тарифов на электроэнергию, что коснулось себестоимости перевозок в троллейбусах и трамваях.

Это все – с одной стороны. А с другой – такой разброд в цифрах Курапова и Стоцкого может говорить о том, что эти высокопоставленные чиновники называют их «от балды», не имея под рукой точных расчетов. Понятно, что назвать с точностью до копейки себестоимость перевозки сложно. Надо учесть конкретный населенный пункт, длину и востребованность конкретного маршрута и много чего еще, видимо. Но когда Евгений Курапов говорит о 40 рублях, а Юрий Стоцкий – о 27 рублях, то поневоле возникают вопросы.

Пожертвования

Готовность чиновников привязать беды муниципальных транспортников исключительно к стоимости проезда выглядит по меньшей мере не очень убедительно. Необходимо в этой связи говорить еще и о системе компенсации за перевозку пассажиров-льготников. Как уверены эксперты в этой сфере, при существующей системе компенсации из бюджета за льготников транспортники едва ли смогут вылезти из убытков.

Дело в том, что бюджет платит за льготника, исходя из того, что каждый из них в течение месяца всего лишь десять раз воспользуется городским транспортом и четыре – пригородным. Как дело обстоит в реальности, неизвестно. Остается лишь догадываться, что абсолютное большинство льготников, особенно пенсионеров-дачников, например, в течение периода с мая по октябрь ездит в пригородных автобусах в разы чаще, чем пресловутые четыре поездки в месяц. Но это лишь один пример «неточностей» существующей системы компенсации из бюджета.

А лишним подтверждением тому, что дело именно в этой системе, можно считать то, что владельцы маршрутных такси хоть и стонут для приличия, но вполне себе занимаются пассажирскими перевозками, и попробуй кого-то из них выгнать с арендованного маршрута! И это притом, что частники платят за право работать на маршруте, выигрывая тендеры у городских администраций.

Более того, многие частные перевозчики – владельцы маршрутных такси-автобусов – год от года увеличивают количество машин, а значит, и маршрутов, на которые они выходят. Соответственно, несложно догадаться, что работа в этой сфере приносит деньги. Возможно, меньшие, чем хотелось бы, но все-таки деньги.

При этом, по словам собственников тех самых «ПАЗиков», которые работают в режиме маршрутного такси, якобы все они обложены данью. Пусть и неофициальной, пусть и оформленной как добровольные пожертвования, но все-таки, как видится, данью. В том смысле, что частный бизнес добровольно и ежемесячно платит деньги. То ли в муниципальный бюджет, то ли на счет каких-то организаций. Но главное, – что эти деньги идут на «благо горожан».

Чтобы получить представление об общих размерах таких платежей, стоит привести слова одного из частников, который утверждает, что он платит ежемесячно 15 тысяч рублей с каждого своего автобуса.

Если эти слова хотя бы отчасти правдивы, то несложно посчитать, сколько частные перевозчики платят с каждого «ПАЗика» только «на благотворительность». И все равно работают и уходить с этого рынка не планируют. И едва ли причина тому – разница в стоимости проезда в два рубля.

Опять же, одним разовым повышением цен на проезд в общественном транспорте дело тоже не ограничится. По крайней мере, как сообщил Юрий Стоцкий, предполагается, что вслед за объявленным декабрьским ростом стоимости проездных билетов, подобная процедура будет происходить регулярно – ежегодно.

Но, как сказал областной чиновник, с учетом официальной инфляции. То есть минимум порядка 4-5% в год.

Что же касается неценовых реалий рынка транспортных услуг, то здесь, судя по всему, особых перемен не предвидится.