Кто и зачем гуляет по тоннелю под Новокузнецком

Неожиданное о родном городе

06.02.2020 в 06:04, просмотров: 2020

В южной столице Кузбасса можно посмотреть не только Кузнецкую крепость. Об этом знает новокузнечанка Ксения Васильева, которая изучает местную архитектуру, проводит авторские экскурсии, разгадывает код города и учит, «Как полюбить Новокузнецк». Она рассказала нашему корреспонденту, какие страницы городской истории плохо знают даже сами новокузнечане.

Кто и зачем гуляет по тоннелю под Новокузнецком
В тоннеле под КМК. Фото Юрия Кринского.

Руины с приключениями

Ксения Васильева – и организатор, и почти всегда гид. Состоялось уже около тридцати экскурсий. Самая памятная для Ксении – прогулка по тоннелю под КМК (Кузнецкий металлургический комбинат. – Прим. ред.) к заброшенному фонтану. Тоннель проложили в рекордно короткие сроки – меньше чем за два года. В ноябре 1933 года он связал две части будущего Новокузнецка – Верхнюю колонию и Соцгород. Длина 540 метров. На тот момент самый крупный тоннель в СССР.

Ксения Васильева.

– Раньше только по пропускам каэмковским в этот тоннель можно было заезжать, сейчас проще. Заходите со стороны Площади Побед, пока идёте по тоннелю – это уже приключение. Там огромный вентилятор гоняет воздух – шум, мощь! Через тоннель выходите на территорию Верхней колонии. Сейчас это место заброшено. И там первая пятиэтажная каменная гостиница в стиле постконструктивизма. Если знать, куда идти, можно обнаружить полуразрушенные строения и памятник федерального значения – Пантеон кузнецких металлургов. И дальше, в кустах, мы нашли остатки первого фонтана – когда-то здесь был Сад металлургов. Пробираешься через лесную чащу и видишь обломки заброшенной цивилизации и фонтан. Все от этих экскурсий в восторге – и дети, и взрослые, и приезжие, и сами новокузнечане, – рассказывает Ксения.

Экскурсия у разрушенного фонтана. Фото А. Зырянова.

Во избежание путаницы: в Кемерове тоже проходят неформальные экскурсии, которые курирует другая Васильева – Ольга, известная ещё по творческому объединению «Кот да Винчи». Однофамилицы в разные годы учились на культурологов в столице Кузбасса в одном вузе – институте культуры. Приятельствуют, ездят друг к другу на экскурсии, но каждая работает автономно. Далее речь пойдёт только о Ксении Васильевой.

Для Ксении ключ к пониманию Новокузнецка – городская архитектура. В южной столице Кузбасса можно найти образцы почти всех архитектурных стилей, что позволяет включить город в общемировой культурный контекст. Например, новокузнецкий кинотеатр «Коммунар» – образец корбюзьеанизма (стиля, основы которого заложил французский архитектор Ле Корбюзье). У этого кинотеатра есть «близнецы» – похожие здания в Новосибирске, подмосковных Люберцах и в Пермском крае. Новокузнецкий Главпочтамт построен в постконструктивистком стиле – это был переходный этап от конструктивизма, который отличали функциональность и минимализм, к помпезному сталинскому ампиру.

– Когда учишься «читать» здания, весь город обретает новый смысл. Я нахожу в этом огромное удовольствие! – подчёркивает Ксения Васильева.

Во Франкфурте – кухня, в Кузне – детсад

Изучение истории города для нее хобби. Она маркетолог, этим и зарабатывает на жизнь. Полтора года прожила в Москве, но чувствовала себя чужой. В Новокузнецке ей комфортнее.

– Всё-таки экскурсии, как кажется, уместнее проводить, например, в Питере. В Новокузнецке этим занялись только потому, что здесь живёте?

– Про Питер всё уже и без меня известно. Локальная история – она, конечно, интересна. Хочется понять, почему здесь всё происходило именно так. Чем больше узнаю про Новокузнецк, тем больше появляется связанных с этим городом смыслов, возможностей для самореализации. В том, чтобы донести информацию до людей, вижу условную миссию. Большинство недооценивает наше наследие. «Есть чем гордиться» – избитая фраза, но во мне она откликается. Считаю, что, постигая историю места, поддерживаю его ценность. Мне проще жить в этом городе, понимая его. Поэтому экскурсию по территории КМК так и назвала: «Как полюбить Новокузнецк». Понимание даёт принятие.

– Чего сами новокузнечане не знают о своём городе?

– Есть очень распространённое заблуждение, с которым я борюсь. Якобы дома на проспектах Металлургов и Курако – вот этот знаменитый треугольник – построили военнопленные немцы. Это архитектурные шедевры: облицовка плиткой, вазоны... Всё это отсылает к европейской традиции, и многие думают, что наши так красиво не могли. На самом деле и строили эти дома не немцы, и проектировала группа московских архитекторов под руководством знаменитого Георгия Градова. А до войны немцы в нашем городе действительно строили и проектировали – Театр металлургов (общежитие для работников КМК с гастрономом и рестораном), ДК КМК. Был такой известный немецкий архитектор Герхард Козель, который в 60-е годы принимал участие в проектировании и возведении Берлинской телебашни (самое высокое сооружение в Германии и четвёртое по высоте в Европе. – Прим. ред.). Не многие новокузнечане знают, что до войны он жил в нашем городе и проектировал для него здания. Чуть больше, но тоже поверхностно, знают про его коллегу Эрнста Мая, придумавшего Соцгород в Новокузнецке (и дома жилкомбината в Кемерове. – Прим ред.), – рассказывает Васильева.

Что-то стало открытием и для неё самой. В новокузнецком дворике на пересечении улиц Кирова и Энтузиастов, недалеко от драмтеатра, сохранилась старая постройка. Васильева думала, что это проект советских архитекторов, братьев Весниных. Оказалось, дом-коммуну – два общежития, связанных столовой – спроектировал Козель. Одно из этих зданий и поныне остаётся общагой.

То самое общежитие у драмтеатра.

Ещё один архитектор, оставивший след в истории Новокузнецка и известный во всём мире, – Шютте-Лихоцки. Точнее, известная. Маргарете Шютте-Лихоцки – первая австрийская женщина-архитектор, автор концепции «Франкфуртской кухни». Разработала планировку, минимализирующую трудозатраты хозяек. Её идеи на несколько десятилетий определили проектирование кухонь во многих странах. В 30-е годы по проекту Шютте-Лихоцки в Кузнецке построили первый детсад. К сожалению, это здание, располагавшееся на улице Хитарова, снесли в январе прошлого года.

Нежные и брутальные

Возведение КМК и сюжеты, развивавшиеся параллельно этой стройке всесоюзного значения, у всех на слуху. Но, кажется, в предыдущие сто лет, после потери в 1830-е Кузнецкой крепостью оборонного значения, на этой территории не происходило ничего интересного, кроме кратковременного пребывания Достоевского. Ксения Васильева подтверждает, что, по большому счёту, так и есть. Во всяком случае, губернская газета «Сибирская жизнь» писала о Кузнецке почти исключительно в связи с пьяными дебошами, учинёнными обитателями города. Но в девятнадцатом веке здесь жили и настоящие герои, например, участники Отечественной войны 1812 года офицеры Гадлевские. Пётр Гадлевский героически сражался под Москвой. На территории старого погоста, где похоронены и герои 1812 года, сейчас Сад аллюминщиков.

– Местный «веселёнький» мем: на месте кладбища у нас сад развлечений. Как и во многих городах. К сожалению, в советские времена так относились к прошлому. В Новокузнецке стёрли с лица земли и почти все купеческие дома, – констатирует Васильева.

В одном из немногих сохранившихся работает филиал Новокузнецкого краеведческого музея. По словам Ксении, далеко не все её земляки знают о существовании филиала. Как не все в курсе, чем знаменит и за что в 1919 году принял смерть генерал Павел Путилов, памятник которому установлен на территории Кузнецкой крепости.

Васильева не только водит экскурсии, но и выступила с лекциями «Культурный код Новокузнецка». В свою очередь, на неё большое влияние оказали лекции единомышленников, состоявшиеся в новокузнецком Доме творческих союзов, и общение с приезжавшим в южную столицу Кузбасса основателем сети Центров прикладной урбанистики Святославом Муруновым.

– Святослав дал концепцию прикладной урбанистики. Три момента: ландшафт, ключевая деятельность и культура, то есть осмысление опыта. Стали раскручивать, что значит для нас ландшафт. Живём в котловине, в котле, куда стекаются разные составляющие и происходит своеобразный синтез. Ключевая деятельность. Недавно я побывала в кислородно-конверторном цехе и увидела, как работают металлурги. Это действительно опасное производство, когда от твоих действий зависят жизни – собственная и окружающих. Отсюда сосредоточенность, суровость. Город брутальных людей. Кажется, что Новокузнецк про суровость, а на самом деле он про любовь. Конечно, шучу, но за маской брутальности мы часто прячем нежность, – объясняет Ксения.

– Что ещё составляет культурный код вашего города?

– Незнание истории и отсутствие интереса к ней: в ХХ веке на территории Новокузнецка собрались люди, приехавшие из разных мест, чтобы строить будущее, поэтому прошлым они не дорожили. И есть у нас какое-то постоянное соперничество с областным центром, лёгкое чувство неполноценности от того, что мы – непризнанная столица.

В музее горбольницы. Фото Андрея Новашова.

После интервью очередная экскурсия, организованная Васильевой. Впервые она устроила её не под открытым небом. Отправились в музей Первой горбольницы. Обычно Ксения сама выступает в качестве гида, на этот раз показывала и рассказывала директор музея Татьяна Кожевина. Новокузнецкой достопримечательностью можно считать само его существование. Поражает и количество экспонатов, и их уникальность. Экспозиция не только про это лечебное учреждение и не только про медицину. У собрания дореволюционных реликвий вполне можно рассказывать об истории Кузбасса начала ХХ века.

Музей Горбольницы. Фото Андрея Новашова.

– Это лучший музей среди всех, существующих в медучреждениях Кузбасса?

– Это большая редкость, – корректно формулирует директор.

Здесь есть даже похожая на ракетную установку инсталляция, собранная художником Виктором Ерофеевым из рентгенологических ламп и хирургических инструментов. Татьяна Кожевина объясняет, что это произведение раскритиковал Зураб Церетели, но посетителям оно нравится.

Инсталляция. Фото Андрея Новашова.

– То, что делает Ксения Васильева, не дублирует работу Новокузнецкого краеведческого музея?

– У каждого свой взгляд. У сотрудников краеведческого музея есть свои функции и есть свое начальство. Ксения находит новые интересные подходы. Мало кто пытается расшифровать культурный код города, – отвечает Кожевина.

По словам Васильевой, когда она начинала, ждала молодёжь, но чаще идут люди за тридцать, испытывающие потребность в самоидентификации и надеющиеся обрести её, узнавая свой город с необычных сторон. Многие, сходив на одну экскурсию, приходят на следующие и приводят друзей.

Нынешняя – уже третья для Анастасии Потаповой. В Новокузнецк приехала десять лет назад. Как убедилась, и коренные новокузнечане знают о городе мало. Анастасии импонирует неформальность васильевских экскурсий и умение Ксении рассказывать о городе через человеческие истории. Хотела бы сходить на экскурсию, посвящённую неофициальной городской топонимике. В Новокузнецке, например, есть свой Пентагон – так называют Торговый центр на улице Дружбы. Васильева добавляет, что и своя «Орбита» имеется не только в Кемерове, но и в южной столице Кузбасса, и что новокузнечанину, который говорит: «Я на ДОЗе», не нужна помощь нарколога. Он просто рядом с деревообрабатывающим заводом.