Театры неожиданно открылись и дают силы жить

Так считают директор Театра для детей и молодежи Григорий Забавин и главный режиссер театра Ирина Латынникова

Открытие театров в Кузбассе для всех стало неожиданностью. И мы захотели узнать, как готовятся театры к приему зрителя. Первыми, к кому обратились, стал Театр для детей и молодежи. И оказалось, что так не хватало все это странное время теплого разговора, что так все соскучились по живому общению, что люди хотят выговориться и взахлеб рассказать о планах, мечтах, стремлениях. И оказалось, что будем жить.

Так считают директор Театра для детей и молодежи Григорий Забавин и главный режиссер театра Ирина Латынникова

– С каким настроением, ожиданиями входите в новый сезон?

– Оно сложное – настроение. Театр – дело живое, – говорит Григорий Забавин. – И ситуация, в которой мы все находимся во всем мире, невероятная и необычная. Я недавно подумал, что мы будем с удивлением и интересом вспоминать этот невероятный год, год иной реальности. В июне у нас должны были быть гастроли в Китай. И я хорошо помню, как в конце марта мы рассуждали: «Ну ладно, март, ну, апрель, ну, май! Но в июне в любом случае поедем». Потом я подумал: «Июнь ладно. Но август-то – это ж вообще черт-те когда!».

Григорий Забавин

– А потом сказали: «Готовьтесь, 20 августа – открытие сезона», – делится Ирина Латынникова. – Сколько было радости! Мы ожили, начали готовиться к определенным числам, событиям… Опять откладывается… А дальше жизнь начинает…

– Тонуть, – подсказывает Григорий Забавин. – Вата начинается. Притом что мы все это время не сидели, мы репетировали. Мы делали премьеры. Но куда? Зачем? Сроков нет. Я вижу по артистам, по их глазам: они работают, репетируют, но понимают, что это в никуда. Ведь артист себя готовит к дате премьеры, как спортсмен на Олимпиаде, – к моменту, когда он выйдет на беговую дорожку. А мы понимаем, что беговая эта дорожка неведомо где, что сейчас сделаем премьеру и отложим спектакль в запасники. Это жуть. Но теперь эту беговую дорожку обозначили. И мы рады. Мы подошли на низком старте. Мы надеялись и понимали, что это рано или поздно произойдет.

Григорий Забавин в спектакле "С вечера до полудня"

– И вдруг вчера неожиданно узнали, что с 9 октября театры открываются, – продолжает Ирина Николаевна. – С одной стороны, это хорошо. С другой стороны, есть растерянность, которая связана с тем, что за окнами театра непростая ситуация, и как в этой ситуации снова вызвать интерес и желание прийти в театр… И надо это делать.

– Театральный сезон требует подготовки, – говорит Григорий Львович. – Поэтому мы, конечно, постараемся провести октябрь насыщенно, но это будет очень непросто. Мы все это время не стояли, активно шли репетиции нескольких спектаклей. И теперь все – поехали!

– С чем поехали?

– Третьего мая у нас в театре вышла премьера спектакля «Пропущенный вызов». Это «антиковидный» спектакль. Спектакль по телефону. Спектакль для одного зрителя и двух артистов. Это пьеса, специально написанная театром, и спектакль играется для одного зрителя. Причем он - участник спектакля. Мы будем этот спектакль продолжать и дальше, когда вся эта ковидная история закончится: он интересен по форме и востребован. Зритель покупает билет, заполняет небольшую анкетку, и мы ему отправляем пьесу, куда уже вписано его имя. То есть у зрителя возникает ощущение, что пьеса написана для него. Мы просим зрителя пьесу не читать заранее. В назначено время ему звонит артист, а зритель, сидя дома, вовлекается в историю, происходящую по телефону. Но подробно все описывать не буду. Мы предупреждаем зрителей, что лучше, если они не будут отходить далеко от канвы пьесы, с другой стороны, будем рады, если зритель добавит что-то от себя. Задача спектакля – чтобы состоялся душевный разговор, чтобы люди за час-полтора стали друзьями, поделились друг с другом сокровенным. Зритель – с артистом, артист – со зрителем. Зритель одновременно и слушатель, и участник происходящего.

Три года назад мы запустили проект, который называется «Театр другого пространства». Смысл проекта – чтобы театр вышел из своих стен и пошел в город, в городские пространства. Особенно удачно сложился опыт с кемеровскими ресторанами, где три года шел спектакль «Пьяные» по пьесе Ивана Вырыпаева. Время от времени показывали спектакль «Про любовь и нелюбовь: литературная мистификация», который был поставлен для нашего литературного кафе, но перенесен и в рестораны. Еще один любопытный опыт – спектакль «Папа», очень трогательный, пронзительный, один из самых популярных спектаклей нашего театра, но, конечно, не ресторанный. Но однажды к нам обратился один из кемеровских ресторанов: «Мы знаем и любим этот спектакль, мы несколько раз на нем были, сыграйте у нас». Мы возразили, что он не для ресторана, но они попросили что-нибудь придумать, и мы придумали. Мы сделали этот спектакль в форме сторителлинг-вечера. Артисты рассказывают реальные истории о своих папах. А зрители, пришедшие в этот вечер, – свои. В первый раз рассказчиков-зрителей было восемь. Две истории были так себе, а шесть – исключительно интересные. Опыт оказался удачным. И в сентябре мы его повторили в кемеровских ресторанах (учитывая противоэпидемиологические меры), тем более что рестораны, в отличие от театров, работали. Мы не знали, что с 9 октября театры запустятся, и в конце сентября сделали и октябрьский репертуар. Поэтому в октябре мы так же, как и в сентябре, сыграем три спектакля в ресторанах. Также будут две премьеры. Во-первых, 31 октября в рамках проекта «Театр другого пространства» в зале ожидания кемеровского железнодорожного вокзала пройдет премьера спектакля «Роналдо сюда не приедет». Мы не хотим открывать тайны…

– О нем трудно пока говорить, – делится Ирина Николаевна, – потому что он сочиняется. Это театральное сочинение о сегодняшней жизни в городе, в котором мы себя ощущаем. Когда в связи с экономическим кризисом закрываются предприятия, многие люди оказываются без работы и тем не менее живут. И жизнь продолжается. Она очень насыщенная, очень интересная, и все это в зале ожидания. Зал ожидания – образ, люди живут с ожиданием. Каждый – своего. Хотелось бы, чтобы спектакль был очень простой, ведь придут люди, которые здесь живут, чтобы в них попадало. И мысль должна быть в спектакле хорошая, позитивная. И много смешного будет.

Ирина Латынникова с артистами театра

– Герой приезжает в маленький город, – добавляет Григорий Забавин. – В город, из которого люди хотят уехать. Им кажется, что здесь некомфортно. У них есть для этого причины. Но в процессе рассказывания истории вдруг оказывается, что дружба здесь есть. И любовь есть. И даже счастливым здесь можно быть. Вопрос в том, кому что надо и кто чего хочет добиться. Здесь есть жизнь, и она прекрасна во многих своих проявлениях.

– Главная ценность – люди, которые здесь живут, несмотря на безнадегу, которая их окружает, – продолжает Ирина Николаевна. – Люди неожиданные, любопытные, с юмором, они продолжают жить в этом городе и тем самым держатся на этой земле. И много смыслов возникает – глубоких, человеческих, философских. Они все равно живут. Живут насыщенно, мощно. Этот посыл хотелось бы передать людям. Не надо уезжать – это было бы слишком просто. Мы же очень часто ноем, что нам дана какая-то не такая жизнь, которую хотелось бы. Я не доволен теми обстоятельствами, которые меня окружают, и я почему-то думаю, что все виноваты, а я такой красавчик. Я достоин лучшего! Мне недодали! Необходимо попытаться сделать переоценку этому. И качество жизни станет другим.

Ирина Латынникова

– Года два назад мы открыли новую сцену – сцену у камина, – берет слово Григорий Забавин. – У камина прошло уже несколько спектаклей. Артист нашего театра Федор Бодянский затеял интересный проект «Клуб любителей приключений». На сей раз в рамках этого проекта будет поставлен спектакль по  книге «Маленькие дикари» Сетона-Томпсона.

– Он находит литературу, которую когда-то с удовольствием читали подростки – Майн Рида, Луи Буссенара, Сетона-Томпсона – приключенческие книги, – подхватывает Ирина Николаевна. – Раньше все были увлечены путешествиями, в голове были планы убежать куда-нибудь. Помню, мы с подругой в детстве хотели уехать на тот берег, вырыть блиндаж и в нем жить, стать дикарями, робинзонами. Подобный пласт культуры сейчас истончается. Дети живут в других условиях. А Федор напоминает об этой приключенческой романтике. И детям по-прежнему интересен Майн Рид. В детях есть тяга к неизведанному.

Артист театра Федор Бодянский

– Федор увлечен приключенческой литературой, у него планов громадье, – рассказывает Григорий Львович. – Он фехтовальщик, умеет драться на мечах, на шпагах. В спектакле «Затерянные в океане» он останавливает спектакль и учит детей вязать морские узлы. Рассказывает про морских обитателей. Эти спектакли получаются очень живыми.

– Детишки смогут приходить на спектакли в условиях сегодняшнего дня?

– В распоряжении губернатора нет ограничений по возрасту, есть письмо Роспотребнадзора, где четко прописано, что ограничения, касающиеся школ, на театры не распространяются. И действительно, театры понимали, что рано или поздно откроются на определенных условиях, и готовились к этому. Мы в состоянии обеспечить все противоэпидемиологические меры: допуск в масках, работу сотрудников в масках и перчатках, социальную дистанцию, измерение температуры на входе, обработку рук на входе и в туалетах, продажу бутилированных напитков в заводской упаковке. Будем открываться во всеоружии и обеспечивать безопасность зрителей.

Мы поставили несколько камерных спектаклей, сознавая, что зрителей лучше рассаживать в небольшом количестве, возвращать людей потихоньку. Мы понимаем, что у людей существует боязнь прийти и заразиться. И это нормально и даже правильно. Потому что, когда человек адекватно оценивает опасность, он принимает определенные меры. Поэтому мероприятия по обеспечению безопасности мы будем проводить постоянно. Такие спектакли, как «Портрет Дориана Грея», «С вечера до полудня», всегда пользовались успехом у зрителя, поэтому мы поставим их в репертуар, учитывая пятидесятипроцентную загрузку зала с сохранением социальной дистанции, и в кассе, и на входе. Наши зрители нас знают, любят, поэтому мы уверены, что они пойдут нам навстречу, тем более, что эти меры ради соблюдения их и нашей безопасности. Мне кажется, тут никакого раздражения, как в общественном транспорте иногда возникает, в театре не будет. К нам ходят адекватные люди, думаю, мы найдем со зрителем общий язык и все меры соблюдем.

– Вернемся к премьерам.

– В ноябре будет показ еще двух премьер. Седьмого ноября – постановка Михаила Сабелева, режиссера Музыкального театра Кузбасса. Спектакль по пьесе современного польского драматурга Эльжбеты Хованец «Гардения». Это и комедийная, и драматическая, и даже трагическая история о четырех женщинах. Подобные истории близки нам. Их судьбы притягательны, эти женщины интересны, и мы думаем, что все это в зрителя попадет.

И через неделю после этого, мы надеемся, Ирина Николаевна выпустит спектакль по пьесе Эдуардо де Филиппо «Рождество в доме Купьелло». Это лирическая, домашняя комедия. В Италии это произведение – как у нас «Ирония судьбы, или С легким паром!». У итальянцев каждый год на Рождество по телевидению, в театрах дают эту пьесу. Это очень теплая, душевная, смешная история.

Как и каждый год, это традиционно, в конце декабря планируем новогоднюю премьеру детской сказки. Для нашего театра постановка новогодней сказки – очень важное событие. Постановка детского спектакля – не повод сделать новогодне-чёсовую зайко-поскакайковую историю, а необходимость создать хороший детский спектакль. Например, спектакль «Волшебное кольцо», ставший в свое время лауреатом Всероссийской национальной театральной премии «Арлекин», был поставлен под Новый год. Мы никогда не делаем полухалтурной постановки, всегда основательно подходим к работе над детским спектаклем, вкладываем силы, средства, ищем хороший материал, чтобы история отзывалась в зрителе. Чтобы была новогодняя радость и в то же время, чтобы спектакль был интересен и взрослым, нес разумное, доброе, светлое. На каждый Новый год мы проводим акцию под названием «Билет в детство». Взрослые люди покупают билет на новогодний спектакль за 10 копеек, как в детстве. На этом спектакле всегда много взрослых. Это невероятно и интересно наблюдать – взрослые возвращаются в детство, превращаются в детей, во все глаза смотрят детские спектакли. Вот такие большие планы до нового года, к которым мы все это время готовились.

– Оказался ли полезен театру странный опыт самоизоляции?

– Основная формула театра – о человеке через живого человека человеку, – рассуждает Ирина Николаевна. – И только театр это сохраняет. Душа человека так устроена – она тянется к живому. Ей нужно что-то переживать. Говорят, что сейчас время блёклых эмоций, что мы очень закрыты и ироничны. Но человек нуждается в переживании, и театр даст ему эту возможность. Ради этого и приходят зрители.

– Проектов, которые возникли на волне изоляции, довольно много, – подытоживает Григорий Забавин. – Это хорошо. Это безусловно разнообразило творческую палитру театров. И зрителем это востребовано. Но я боюсь, что пластик останется пластиком, сколь ни называй его прогрессивно-новаторским. Мертвое не превратится в живое оттого только, что оно суперсовременное и ультрамодное. Живое, настоящее, подлинное искусство таковым всегда останется. Оно всегда будет главным и всегда будет востребованным у зрителя. Театру три тысячи лет. Он пережил все – деспотизм, рабовладельческий строй, феодализм, капитализм, еще более страшное демократическое время. Пережил всех новаторов. И остался таким же, каким был. Хорошие новаторские формы не заменят настоящего подлинного взаимодействия между художником и зрителем. И зритель придет, и у него раскроется сердце, раскроется душа, в него со сцены попадут телеграммы, которые летят в зрительный зал, случится самое настоящее и большое. Силы для того, чтобы жить дальше, может дать живой театр. Дать силы жить, творить, радоваться, растить детей. Мы об этом стараемся с нашим зрителем говорить. И сами так живем.