В Новокузнецке работает художественная выставка «Форма 2.0»

Декоративное, концептуальное и остроумное

Очередной межрегиональный проект новокузнецкого Сибирского центра современного искусства. На этот раз выставка полностью посвящена декоративному искусству. 357 художников из 72 городов. Почти 1,5 тыс. экспонатов. Техники – традиционные, смешанные и авторские: от резных фигурок из бивней мамонтов до арт-объектов из гвоздей и брезента. Экспозиция работает до 15 ноября в павильоне новокузнецкой «Кузбасской ярмарки». Вход бесплатный.

Декоративное, концептуальное и остроумное
Антон Козлов (г.Омск): "Омовение". Мозаика, стекло, смальта, керамика. Фото автора.

Трансформеры и изюминки

На открытии «Формы 2.0» петербургский искусствовед Татьяна Кубанова сказала, что выставок декоративного искусства, столь широких по географии участников, представленным техникам и материалам, в России ещё не случалось.

Тема пандемии теперь не только в сводках новостей, но и на декоративных тарелках. «Covid-ный» диптих. На обеих частях девушка в чёрной маске. На первой тёмный фон и серые птицы, на второй – фон зелёный, а птицы – белые. Получилась история про победу над силами зла. Работы называются «Обстоятельства» и «Свобода». Автор – художница из Хабаровска Альбина Гречанова. Названия, как казалось, отсылают и к протестному движению в этом городе. Однако Альбина, с которой общался в соцсетях, ответила, что создавала диптих до массовых митингов, и политика ни при чём. Новокузнецкая «Форма 2.0» для художницы – первый опыт участия в выставке  за пределами своего региона. На открытии быть не смогла, но видела фото- и видеорепортажи.

Альбина Гречанова, г.Хабаровск. "Свобода". Керамика, глазурь.

- Экспозиция поражает масштабами, и на ней представлено действительно искусство, а не предметы быта. Я сначала делала упор на живопись, но на Факультете искусств углубилась в керамику, которая меня вдохновила, хотелось лепить без остановки, и последние пять лет это основная техника. Она полнее выражает мои идеи. Декоративное искусство считалось синонимом ремесла, но уже лет восемьдесят это не так. Декоративное искусство стремительно развивается. Сейчас доступны любые материалы и информация о любых технологиях. Нужно только уметь работать профессионально и с мыслью, чтобы не потеряться в толпе любителей, сумевших приобрести материалы и что-то из них наваять. В Новокузнецк кроме диптиха отправляла бюст «Странные мысли», который в экспозицию не вошёл. Буду ждать его возвращения и сделаю ему товарища, - рассказала Альбина Гречанова.

На тумбах, где разместились экспонаты, предупреждения крупными буквами: «Руками не трогать». Однако несколько работ предназначены как раз для взаимодействия со зрителями. Тогда они зазвучат. Например, берестяной музыкальный трансформер «Чижик-Пыжик» прокопчанина Рашита Багаутдинова или шарманка-трансформер «Механическая муза» Михаила Бекетова из Ярославля. Изначально на выставку пригласили художников Сибири, Урала и Дальнего Востока, однако коллеги из европейской России попросили представить и их произведения. Оргкомитет пошёл навстречу. Ярославец Михаил Бекетов – один из самых плодовитых художников, работающий в различных техниках и с самыми разными материалами. В экспозиции шестьдесят его работ – можно сказать, внутри коллективной персональная выставка. Некоторые его произведения. «Путешествие по Красной планете» (техника «медь, эмаль, дерево, металл») – плоскостная работа.

Михаил Бекетов, г.Ярославль. "Путешествие по Красной планете". Медь, эмаль, дерево, металл.

Изображен не то автомобиль, не то карета, в которой едут персонажи, похожие на участников венецианского карнавала. В деревянную раму инкрустированы зубцы вилок и прочие железячки, не поддающиеся идентификации. «Тело без звука» - превращённый в арт-объект корпус гитары без грифа (техники – «медь, эмаль и латунь»). Скульптурная группа из дерева, эмали и меди «Чёрные ангелы Малевича».

Михаил Бекетов, г.Ярославль. "Тело без звука". Медь, эмаль, дерево, латунь.

Чёрный Ленин, белый Николай

Карнавальное и куртуазное – тема землячки Михаила Елены Евдокимовой (выполненные в смешанной технике «Венецианский карнавал», «Влюблённые», «Казанова – игральная карта»; здесь играет не только сюжет, но и сочетание материалов). Вместе с Бекетовым приветы великим передаёт калужская художница Алиса Степанова, выполнившая коллажи «Фрида» и «Любимая девушка Пикассо», и Елена Шлык из Партизанска. Её «Чёрный квадрат с изюминкой» сплетён из чёрных полосок кожи, а в центр этого большого квадрата вмонтирован квадрат маленький – мозаика из расписных кусочков, похожих на брошки или пуговицы.

Елена Шлык, г.Партизанск. "Чёрный квадрат с изюминкой". Коллаж.

Игра, трансформация формы, цвета и смысла, пожалуй, - сквозная тема выставки. Трёхфигурная композиция «Абстракции синего» (фаянс, глазурь) тюменской художницы Людмилы Козловой. История о том, как синий оформляется, материализуется, превращается в человека в шляпе.

Посещение выставки – тест на ассоциативное мышление и чувство юмора. Семь цветных ваз Татьяны Ерошенко из Иркутска (техника «шамот, глазури, обжиг»). Яркие фигуры, напоминающие «восьмёрки», выполнены в единой стилистике, но у каждой разная высота и колористическое решение. Восхищает мастерство автора, но в этой композиции заложена и мысль. Об этом узнаёшь, прочитав название: «Белое солнце пустыни». Вазы – наложницы, перекличку которых в советском фильме устраивал товарищ Сухов. А самая маленькая и скромная вазочка – Гюльчатай.

Татьяна Ерошенко, г.Иркутск. "Белое солнце пустыни". Шамот, глазури, обжиг раку.

Размышления о советской истории - «Ангелы и демоны русской революции» Натальи Нелюбовой. Техника – лоскутное шитьё и вязаные кружева. Всё сделано вручную. Шахматные фигуры на доске похожи на две дворовые компании, которые вот-вот закончат дипломатические переговоры и сойдутся в рукопашной.

- Чёрный король - Ленин, а белый король – Николай Второй, - уточняет Наталья Нелюбова.

Нелюбова – фолк-певица, экспериментирующая с роком, джазом и электроникой. Шила и вязала всю жизнь, но собственно декоративным искусством занялась три года назад. Преуспела и в этой сфере, став, например, участницей крупнейшего фестиваля лоскутного шитья в Суздале.

Наталья Нелюбова, г.Томск. "Ангелы и демоны русской революции".

Наталья много лет изучает и пропагандирует древнюю кулайскую культуру, существовавшую в Сибири с середины 1 тысячелетия до н. э. Нелюбова причастная к созданию ещё нескольких экспонатов «Формы 2.0». Томский фотограф Дмитрий Карпушев представил серию фотографий: модели в кулайских украшениях. Изначально для участия хотели пригласить молодых девушек.

- Но украшения архаичные, с особым характером. Девушкам они не подойдут. Мы собрали знакомых томских бабушек и устроили эту фотосессию, чтобы зрелость лиц сочеталась с древностью вот этих образов. Получился удачный проект, который несколько лет назад вызвал резонанс на выставке в США, - вспоминает Нелюбова.

Духи и единороги

В новокузнецкой экспозиции много работ, так или иначе переосмысливающих древние образы, мифы, легенды. Скульптура из шамота «Лесной дух» ханты-мансийской художницы Галины Визель. Декоративная тарелка «Северные мотивы» Марии Гуляевой из Якутска. Есть и предметы, кажущиеся абсолютно аутентичными – будто не нашими современниками созданы, а найдены археологами. Таковы ритуальные маски для лошадей жениха и невесты, выполненные якутским художником Александром Манжурьевым. Техника – «бронза, латунь, литьё, чеканка, натуральная кожа, бисер».

Александр Манжурьев, г.Якутск. Ритуальная маска лошади жениха.

Отдельные фигурки и целые композиции, вырезанные из рога оленя, бычьей кости или бивня мамонта. Как правило, бытовые сценки из жизни коренных народов Севера. Например, многофигурная композиция тобольского коллектива авторов «В ожидании дождя». Близки по тематике произведения Анны Краснобородкиной из Ямало-Ненецкого АО, выполненные в технике «горячий батик», - «Закат в тундре» и «Женские нарды»

Эта этнография оттеняется «археологическим фэнтэзи» - арт-объектом Натальи Цветковой из Петербурга «Череп единорога» и «Бледнолицым воином», составленным как будто из компьютерных пикселей, красноярца Ивана Кротова.

Иван Кротов, г.Красноярск. "Старая история". Глина, глазурь, дерево, металл.

Некоторые произведения по-новому открываются, когда прочитаешь название. Перед другими останавливаешься в недоумении: «Как это сделано?». «Маска» томичей Сергея Бычкова и Олега Антуха. Мощное лицо, испещрённое глубокими морщинами. Они не вырезаны. Это природная структура дерева. Размышления художников о наших корнях, о родовой памяти.

Лидия Антипова из Ханты-Мансийска создаёт абстрактные композиции – «архео-объекты» (определение самой художницы) из брезента, проволочек и железок – ржавых гвоздей, колечек, мятых кусочков фольги. Новый суровый стиль. Нарратива в этих работах нет, но они сообщают что-то важное о мире, в котором мы живём.

Лидия Антипова, г.Ханты-Мансийск. Архео-объекты. Холст, брезент, эмаль.

- В ХХ веке западное искусство сосредоточилось на поиске новых материалов, новых средств выразительности. А советское искусство стремилось сохранить традиционные технологии, промыслы, ремёсла. Это соответствовало национальной политике СССР. Сейчас часть отечественных художников продолжает двигаться в советском русле, а часть отбрасывает попытки работать в исконных техниках. На «Форме 2.0» представлены оба направления, - объясняет кемеровский искусствовед Евгения Черняева.

Черняева отметила новую технику, увиденную на нынешней «Форме», о которой она прежде не слышала, – художественное выжигание по синтетической ткани. Слои ткани спекаются, в результате получаются работы, похожие на живописные. В этой технике Роза Савинова из Челябинской области выполняет портреты современников. Серия называется «Взгляд сквозь время».

Роза Савинова, Челябинская область. "Дядя Лёня". Художественное выжигание по ткани.

Уфимец Ринат Миннебаев – автор, пожалуй, самых концептуальных произведений, представленных на «Форме 2.0». Смешанная техника. Большинство работ напоминают город, увиденный с большой высоты. Многоэтажки и дороги образуют линии, узоры. Но это не про урбанистку. Скорее, про личную или поколенческую память, в которую эти «штрих-коды» навсегда впечатаны. Работа «Центральный парк». Массивы высоток, похожие на микросхемы, впаянные в какую-то плату, а в центре - жёлтое пятно, напоминающее зерно, эмбрион. Художник как будто ищет точку в мировом пространстве, откуда он родом – как индивидуум и как творец.

Ринат Миннебаев, г.Уфа. Диптих "Плоть".

На выставке мощно представлены регионы, где существуют серьёзные центры декоративного искусства. Кузбасс к таковым не относится. Работы кузбассовцев есть в экспозиции, например, серия горячих батиков новокузнечанки Галины Назаровой или декоративные блюда кемеровчанки Евгении Евсеевой. Но в контексте «Формы 2.0» о них трудно говорить: в Кемеровской области не сложились школы, стили, направления.

В ходе выставки проводятся лекции и конкурсы. Условия и расписание на сайте новокузнецкого Сибирского центра современного искусства.

А на сайте "МК в Кузбассе" смотрите большой фоторепортаж о продолжающейся выставке.