Почему мамкин революционер предпочитает «включать лупня» и отсиживаться в подполье

«Школота в протесте», или расшатанная лодка неокрепших мозгов

«Детские митинги» - так в народе окрестили прокатившиеся по стране в конце января протестные акции. Детские – потому что в ряды борцов организаторы вывели подростков. Кто бы что ни говорил, а дети на несанкционированных акциях протеста были. Зачем? Они сами не могут внятно ответить на этот вопрос. Сегодня они и их родители разгребают последствия своей бездумной «революционности» – кому-то грозят отчисления, кому-то – постановка на учет, а кому-то и суд. А дети что? А у детей кисель в голове.  Мы поговорили с одним из «протестантов». Судите сами.

«Школота в протесте», или расшатанная лодка неокрепших мозгов
"Порка". Художник: Павел Ковалевский, 1880 год

16-летний Лев Ш. (имя изменено) уже имеет паспорт. Он самостоятельный административный субъект и считает себя взрослым. Помимо паспорта, он имеет право на личное мнение и свободу слова. По крайней мере, в Конституции так написано, и Лев об этом знает. Вот и вышел молодой человек на кемеровскую площадь, пропитавшись через интернет протестными настроениями до самой юной макушки.

Человек не слова, а дела, Лев не отсиделся дома за монитором, а как взаправдашний оппозиционер, коим сам себя называет, двинулся в массы. Постоял в толпе рядом со зданием администрации, прошелся по проспекту, пару раз выкрикнул лозунг. Горд этим – герой! А через несколько дней герой получил смс-сообщение из Следственного комитета о необходимости явиться на допрос. Предположительно, засветился на фото, был найден через соцсети и подписки в группах. Свою страничку с недвусмысленными призывами в сети юный борец тут же удалил и, поджав хвостик, залег на дно. А мать, как львица, бросилась защищать свое "героическое" чадо - собирать по знакомым положительные характеристики на сына, который ничего плохого, по ее мнению, вроде бы, не сделал и даже не хотел. «Он же не громить город выходил, а мирно выразить свое мнение, поэтому наказывать и ставить на учет его не за что», - считает мама и просит подтвердить, что сын хороший. А что сын? Он отсиживается дома, предоставив родителям право вытаскивать себя из того места, куда попал. Борец путается  в противоречивых показаниях и внятной позиции сформулировать не может.

«МНЕ ТЕРЯТЬ НЕЧЕГО. РАЗВЕ ЧТО САМОКАТ…»

- Ты зачем на площадь-то пошел?

- Знаю, что мирные митинги, собрания и шествия разрешены Конституцией, пошел выразить свое мнение.

- А хотел-то чего?

- Я хочу, чтобы Россия жила по законам, а они демонстративно нарушаются. Страшно жить в стране, где могут отравить и арестовать кого угодно. Это же может и меня коснуться. Да и просто я человек неравнодушный.

- Получил то, что хотел?

- Выразил ли мнение? Выразил. Стала ли страна лучше? Не стала. В глобальном смысле я думаю, что люди хотели, чтобы президент вышел с ними на открытый диалог, честно ответил на вопросы. А он прячется.

- А ты почему прячешься? У тебя ведь в сети была довольна резкая страничка с конкретными призывами и целыми политическими программами. На днях ты ее удалил. Почему? Переосмыслил свою позицию? Или просто испугался?

- А какой в ней смысл? Те люди, которые мониторят мою страничку, своего мнения не поменяют. Поэтому в сложившихся обстоятельствах я решил, что так будет лучше. Мне неприятно все время быть под всевидящим оком, ведь на этой страничке, помимо политики, было много личного...

- А почему в одном из постов было написано, что ты «уворачиваешься от уголовки после митинга»? Разве ты не знал, что нарушаешь закон, и за это грозит наказание?

- Это я в шутку написал. Дело в том, что 2 февраля в половине двенадцатого ночи моей маме пришло странное смс-сообщение с незнакомого номера. В нем было написано примерно следующее: «Это очень важно! Вы должны явиться на допрос к следователю, это касается Льва. Возбуждено уголовное дело». Как позже выяснилось, дело было возбуждено не в отношении меня.

- Если ты такой смелый и уверенный в своей позиции, почему в протестной акции участвовал ты, а твои положительные характеристики теперь отовсюду собирает мама?

- Не знаю… Действительно, странно… Я - лодка, которую расшатывают. Отец мне говорит – будь лупнем, хлопай глазами и говори, что ничего не хотел, оказался на площади случайно, гулял… и все в таком духе. Если хочешь ходить на такие акции – ходи, кричи «Долой царя!», а потом в отделении говори – «Ой, я не это имел в виду». Мол, тогда меня подержат и отпустят, потому что нет 18 лет. Это одна стратегия. Мать говорит, что не надо отказываться от своих слов, нужно отстаивать свою позицию и говорить: "Да, я протестовал, я имею право". Мой психолог с этим не согласен и считает, что, если я скажу «имею право», на меня тут же обратят внимание соответствующие службы и вряд ли отпустят.

- А сам-то ты что думаешь?

- Сам я думаю, что у нас государство крайне несговорчивое. Могут посадить просто так, поэтому стоять горой за свою позицию бесполезно. Легче и правильнее беречь себя и свою жизнь и не выёживаться в отделении, а отвечать гладко и скользко, чтобы не прикопались.

- Ты так легко готов отказаться от своего мнения?

- Да. Потому что эту позицию не перед кем отстаивать. Я же не скажу тем, кто меня задержал: «Парни, так, мол, и так, вы держите меня незаконно. Я имею право на мирное выражение своего мнения». А они мне в ответ: «Да, дружище, ты реализовывал свое конституционное право, иди с миром». Такого точно не будет.

- Что тебе сейчас грозит?

- Максимум – штраф в 20 тысяч рублей. Но у меня нет своего дохода, поэтому, думаю, могут арестовать на 15 суток или приговорить к принудительным работам.

- Ты понимал это, когда выходил на площадь?

- Понимал, но мало в это верил. Думал – выйдет, к примеру, несколько тысяч человек. Не смогут же всех посадить и оштрафовать. К тому же я несовершеннолетний, мне мало что грозит. То есть пока меня ждет адекватное наказание, к которому я готов. Дальше будет хуже – из вуза могут выгнать, с работы попрут. Буду ли я готов к этому – вряд ли. Если выход на митинг будет чреват тем, что я потеряю все и буду оставшуюся жизнь работать за 20 тысяч рублей, если я буду понимать, что надо мной висит реальная угроза, то нет, я не буду готов к протестным акциям. Я же выхожу для того, чтобы в будущем жить хорошо в хорошей стране. А если я уже живу хорошо (это эгоизм, но тем не менее), какой смысл лишать себя хорошей жизни, чтобы потом за нее бороться?

- Чем конкретно тебе не угодило государство и его руководитель?

- Да ничем… Я просто в будущем хочу жить в хорошей стране и уже сейчас стремлюсь к этому. Такой уж я человек – не могу оставаться в стороне. Боюсь, когда стану взрослым, уже не смогу свободно выразить своего мнения, потому что у властей будут рычаги, с помощью которых они закроют мне рот. А пока мне рот ничего не закрывает. Что они сделают? Придут и самокат отберут? Переживу как-нибудь.

- У тебя сейчас хорошая или плохая жизнь?

- Пока не знаю. Думаю, разберусь годам к 24, когда окончу вуз, устроюсь на работу. А пока – инкубационный период (смеется).

- А если не знаешь, зачем выходил?

(Пауза).

- Родители поддержали тебя в твоем решении? Они были с тобой?

- Нет, со мной они не выходили. Мама к этому отнеслась довольно равнодушно и никак не отреагировала. Отец (он живет отдельно) моего мнения не разделяет. У него все хорошо – большой заработок, большая квартира, машина. Его все устраивает. Да и рисковать этим ради выражения собственного мнения он бы не стал. Если бы я был на его месте, поступил бы, наверное, так же.

ВСЁ ИЗ СЕМЬИ

Родители Льва – юристы. Судя по ответам мальчика – образованные, не бедствующие люди при деле. Да и с жизнью у них и их детей все в порядке. Откуда же тогда такая политизированность взглядов их несовершеннолетнего сына? Поговорили с мамой Льва Натальей Ш. (имя изменено), и многое встало на свои места.

- Наталья, как вы отнеслись к решению сына принять участие в протестной акции?

- Признаться честно, изначально мне было все равно: решил – и решил. Его право. Он уже мальчик взрослый. Спросила – пойдешь? Ответил – пойду. Больше я этой темой до 2-го февраля не интересовалась. И даже, получив сообщение следователя, думала переложить ответственность на отца Льва – пусть разбирается. Но вскоре почувствовала, что дело пахнет жареным, и поняла, что моему сыну нужна моя юридическая помощь. Тогда отключила мать и включила юриста.

- Вы его о чем-то предупреждали? Предостерегали?

- Он выходил на мирный митинг, ничего ломать и крушить не собирался. Поэтому я была спокойна – мирные митинги конституцией не запрещены. Согласно ст.31 Конституции РФ, граждане нашей страны имеют право проводить мирные собрания «для выражения и обмена мнениями и убеждениями». КОАП говорит об обратном – мол, митинги и публичные собрания должны быть санкционированы, но административная ответственность за несанкционированный митинг наступает только в том случае, если его участники перекрыли проезжую часть дороги, железнодорожных путей и т.д. Участники прошедших протестных акций этого не делали. Поэтому я была относительно спокойна. Правда еще задолго то этих событий мы с сыном посмотрели фильм про тотальную слежку, и я посоветовала ему убрать все фотографии из сети, по которым можно было бы идентифицировать его личность. Но он все равно оставил свои фотки. А не было бы у него такой странички – никто бы его не нашел.

- А вы разделяете позицию протестующих?

- Я родом из 90-х, где можно было говорить, что угодно, и открыто выражать свое мнение. И тут такой беспредел: люди вышли, ничего не трогая руками, а их загребли. Благо, у нас в Кузбассе все прошло довольно мирно и цивилизованно. А вы видели, что творилось в Москве и Питере?

- А почему вы сами не присоединились к протестующим?

- Потому что у меня благополучная жизнь – хорошая работа, хорошие дети, хороший дом, собака, машину вот скоро куплю. Что мне отстаивать? А за незнакомого мне человека рубашку на груди рвать я не готова (смеется).

- Как вы можете объяснить то, что ваш сын, у которого как мы понимаем, столь же благополучная жизнь, так глубоко проникся оппозиционными идеями?

- Это подростки – они такие. Ищут для себя героев, романтику, поводы для бунта. Интернет сегодня дает им для этого море всяческой информации.

- А откуда ваш сын узнал о готовящейся акции?

- Мы с ним часто смотрим и обсуждаем фильмы и ролики о политических преследованиях, дворце президента и т.д. Сеть сама предлагает нам подобную информацию. Понятно, что исходя из наших интересов и запросов.

- Что планируете делать дальше?

- Если выпишут штраф, будем его обжаловать сначала в суде, потом подавать апелляцию, кассацию… Я собираюсь идти до конца, у меня все для этого есть. Хотя иногда в шутку говорю сыну: вот занесут тебе этот пунктик в личное дело, а лет через 20 гордиться этим будешь! (смеется)

А если глобально, то я всё придумала! Бунтовать, наверное, смысла нет. Ходить по судам до посинения – тоже. У меня буквально вчера ночью в голове сложился другой рецепт счастливой общественной жизни. Нужно, чтобы каждый из нас выделил время на общественно-политическую работу! Первым делом, необходимо познакомиться со всеми депутатами района. Мы же зачастую понятия не имеем, кто эти люди. И далее заставить их работать: ходить на приемы, собрания, сообщать о проблемах, контролировать исполнение обещаний – быть в постоянном контакте. Они все время должны быть в фокусе нашего общего внимания. И тогда, думаю, будет шанс изменить жизнь в лучшую сторону. Не лечится всё отсечением головы. Систему нужно простраивать снизу.

ИГРЫ ЗАКОНЧИЛИСЬ

Вот такой вот юный, слепленный из противоречий и подогретый своими родителями Лев. И он такой не один. Те, кто так рьяно кричал «Долой Царя!», стали буквально переобуваться в воздухе, как только поняли, что игры закончились и пришло время отвечать. Раскаявшиеся и растерянные бунтари произносят на камеру извинения и детсадовское «не подумал», всячески поддавливая на жалость и включая того самого «лупня» из совета Левиного папы. И дети вновь становятся заложниками  сценариев родителей, которые подогревают, выплескивают на подростков свое недовольство властью, формируют этот неокрепший бунтарский душок. В результате этот мамкин революционер понимая, что нарушает закон, идет на площадь, что-то там кричит,  в уверенности, что ничего не будет, а потом вместе с мамкой удаляет все, что выдавал за свое мнение, заметает следы и «уворачивается от уголовки», соглашаясь с ролью расшатанной лодки. Оно и не удивительно. Ведь на вопрос о личной мотивации бунтарей вместо ответа раздается громкая пауза…