В Кемерове противостояние человека и застройщика превратилось в настоящую окупацию

Кемеровский застройщик выживает семью из собственного дома

04.07.2018 в 12:40, просмотров: 538

Почти в самом центре города Кемерово частный дом оказался без преувеличения на осадном положении: в тисках новой застройки, скованный со всех сторон строительными заборами и ревущей техникой, разрушающийся, но непокорный. В доме нет воды, его чуть не лишили электричества, огород заасфальтировали, а хозяйственную постройку «случайно» снесли для строительства трансформаторной подстанции нового микрорайона. Хозяева держат оборону, пытаются получить адекватную законную компенсацию за изымаемое жилье, но застройщик сопротивляется и делает их существование несносным в надежде на то, что они сами сбегут и платить не придется.

В Кемерове противостояние человека и застройщика превратилось в настоящую окупацию
фото: Алена Рыжова
Семью Балахоновых «Програнд» выживает из собственного дома.

ДОГОВАРИВАТЬСЯ НЕ НАУЧИЛИСЬ

История противостояния застройщиков бизнес-жилья и людей, чьи дома попадают в сферу их интересов, в Кемерове тянется уже не один год. Казалось бы, благое дело – строительство новых жилых комплексов на месте обветшавшего частника: работает муниципальная программа, в ходе реализации которой происходит снос ветхого жилья и расселение жителей попадающих под снос домов. Однако строителям и собственникам не всегда удается добиться взаимопонимания. Бывает, жилец «грубит» с ценой за выкуп своего домовладения, но чаще застройщик пытается сэкономить и предлагает собственнику неравноценный жилищный обмен. В итоге дом «зависает», передается по наследству новому жилищному комплексу и стоит среди новостроек, как бельмо на глазу или кость в горле, являя собой плохой пример несговорчивости именно застройщика, ибо это он вторгся в размеренную жизнь частников. Так было с семьей Проняхиных с улицы Луговой, которая на протяжении десяти лет жила на стройке нового микрорайона неподалеку от Знаменского собора. Другие жители приехали в новые дома или получили компенсацию, а Проняхины на условия застройщиков не пошли. Пожилой паре ветеранов с двумя взрослыми детьми, один из которых – инвалид-колясочник, вместо дома предложили двушку, требующую косметического ремонта. Семья от квартиры отказалась. Строители навстречу тоже не пошли, периодически заваливали огород землей и не спешили урегулировать вопрос. Возможно, из-за неравного противостояния и нервотрепки с переселением вскоре скончался отец – ветеран войны, а позже – его сын-колясочник. Только в 2018 году затянувшаяся история пришла к своему логичному финалу: волевым решением врио губернатора Кемеровской области Сергея Цивилева ветхое жилье было снесено, а семья получила достойную двухкомнатную квартиру улучшенной планировки на улице Красноармейской. Но и вдове ветерана пожить в комфорте не удалось – она умерла сразу после получения квартиры.

Такой же «бескомпромиссный» дом был расположен на ул. Кирзаводской, 19. У кирпичного завода, который располагался в 1940-е на территории ниже современной «Лапландии», был свой небольшой рабочий поселочек – Кирзавод. В годы больших строек поселок упразднили, а улица с остатками частника еще и сегодня носит название Кирзаводской. И доживает свои последние годы. Дом, о котором идет речь, принадлежал семье Припусковых. Застройщик оценил его сначала в 2,5, а потом и вовсе в 1,8 миллиона рублей, а независимые специалисты посчитали, что дом площадью 48 квадратных метров с земельным участком стоит не меньше четырех миллионов. Ни застройщика, ни администрацию города эта цена, конечно, не устроила, но по суду семья Припусковых сумела отстоять свои права.

СТРОИТЕЛЬНАЯ ОККУПАЦИЯ

Аналогичная ситуация, но пока без решения и компромисса, сейчас разворачивается на той же ул. Кирзаводской, но с домом №16. На этой территории строится новый микрорайон с многоэтажными домами, детскими площадками и другой инфраструктурой. Строить дома, развивать новые районы и переселять людей в комфортное жилье – это, конечно, здорово. Но если бы переселение проводилось по-человечески... А проводится вот как.

На сегодняшний день в месте перспективной застройки по ул. Кирзаводской снесено несколько частных домов: от 12 до 15 и от 17 до 19. На их месте уже выросли новые многоэтажки «Програнда». А вот дом №16, где проживает семья Людмилы Балахоновой из пяти человек с двумя несовершеннолетними детьми, остался и одиноко стоит внутри строящегося жилого комплекса. Раньше на этой частной территории кипела жизнь: в стайке обитала животина, топилась банька, хозяева ухаживали за вишневым садом и ужинали в уличной беседке, а во дворе раздавался детский смех. Но в 2014 году все изменилось. Решением Кемеровского городского Совета народных депутатов от 27.06.2014 о муниципальной адресной программе по сносу, реконструкции многоквартирных жилых домов в целях развития застроенной территории части микрорайона №15а Центрального района г. Кемерово были определены дома, подлежащие сносу: ул. Раздолье (от дома №6 до дома №46), ул. 1-я Заречная (от дома №261 до дома №292), ул. Кирзаводская (от дома №12 до дома №35). Людмила Семеновна, узнав о предстоящих переменах, бросилась оформлять необходимые правоустанавливающие документы на собственность. До этого она довольствовалась лишь справкой, выданной в Центре технической инвентаризации Кемеровской области, которая подтверждала запись нового владельца на основании разрешения администрации Центрального района. Не без труда, с помощью адвокатов, но документы на дом оформили. А в июне 2017 года «Програнд» в лице директора А. Калинина – того самого, который, еще будучи заместителем мэра Кемерова по вопросам городского развития, подписал разрешительные документы на ТЦ «Зимняя вишня» – официально уведомил их о том, что «на данной строительной площадке начнутся подготовительные строительные работы с применением тяжелой техники, включающие полную очистку территории». И началось…

Дороги были изрыты большегрузами и превратились в горы земли и грязи. Двор завален строительным мусором. «Часть огорода у нас просто отобрали, – признается дочь Людмилы Балахоновой Наталья. – Из наших 20 соток по факту осталось всего семь. Остальную землю строители забрали под дворы для новостроек. Но не просто забрали, а попутно завалили нам новую бревенчатую хозпостройку. Хотя наше строение им нисколько не мешало. Первый раз они будто случайно зацепили ее спецтехникой. Мы подняли шум. Второй раз касание было более существенным, и мы вызывали полицию, но это ни к чему не привело. А после третьего удара постройка развалилась. И никто за это почему-то не отвечает… Теперь рядом с этим местом установлена трансформаторная подстанция. Но на этом приключения не закончились. Землю вблизи дома перекопали, и нас отключили от центрального водоснабжения. И это притом, что мы исправно платим за коммунальные услуги! На каком основании это было сделано, нам никто не объясняет. Когда мы обратились за помощью в водоканал, оказалось, что они вообще не в курсе произошедшего. За водой теперь нужно ходить только на колонку, которую, как мы понимаем, в скором времени тоже ликвидируют. Также строительной техникой был повален опорный столб линии электропередачи. В результате мы остались еще и без света. Пугает другое: если бы провод во время падения опоры оголился, наш дом бы попросту сгорел. Кто знает, может, они этого и добивались: нет дома – нет проблем с его владельцами».

Сейчас вишневого сада нет и в помине, а дом оказался на осадном положении: плотно окружен высотками и строительным забором из профлиста. Энергетики электроснабжение наладили, а воды так и нет. С утра до вечера сразу за забором работает тяжелая строительная техника, стучат отбойные молотки, забиваются сваи. Жить в доме стало невозможно, и пять его обитателей, включая детей, вынуждены были съехать на съемное жилье.

«Застройщик, видимо, берет нас измором, тянет жилы, ждет, пока наши нервы не выдержат и мы согласимся на его условия, – рассуждает Наталья. – Но они нас совершенно не устраивают. Вместо дома общей площадью 60 квадратных метров, земли в центре города и хозяйственных построек нам на пятерых предложили двухкомнатную квартиру в доме «Програнда». Но я знаю, что у меня по закону есть право отказаться от варианта, который меня не устраивает, и потребовать денежную компенсацию за изымаемое жилье. Мы произвели оценку стоимости дома и участка – получилось 6,5 миллионов рублей. Мы не завышали эту цену, не пытались вымогать лишнее, мы согласны на то, чтобы застройщик провел и собственную оценку. Но нам нужна не его квартира, а деньги, на которые мы хотим построить новый дом или взять ипотеку на коттедж и жить нормально. Почему-то те дома и земли, которые изымались администрацией, а не застройщиком, таких проблем не имели. Их владельцам без скандалов и разбирательств компенсировали стоимость жилья – и все были довольны. Мы же воюем уже четыре года за право жить на своей земле».

Воюют и пока в этой войне проигрывают. В суде Балахоновы узнали, что они нарушают права будущих собственников жилья, мешая процессу строительства. Долгое время они пытались решить вопрос напрямую с компанией-застройщиком, писали письма на имя Андрея Калинина, но до сих пор ни одного ответа так и не получили. Видимо, не барское это дело – на письма жильцов отвечать. Дважды приходили на личную встречу, но, по словам Натальи, видели лишь крайне хамское отношение. Тогда кирзаводчане обратились в управление архитектуры и градостроительства г. Кемерово. Ответ был предсказуем: «Програнд» строит в соответствии с разрешением, оформленным в администрации города, за выделенные границы застройщик не выходит. Если считаете, что права нарушены, защищайте их в судебном порядке». Солидарна с управлением архитектуры и инспекция государственного строительного надзора. Согласно их ответу, межевание участков для строительства трех домов и ТП было осуществлено с соблюдением правовых норм, а вот границы дома в кадастровой карте не установлены в соответствии с требованиями земельного законодательства. Поэтому произошло наложение границ. Более того, по информации инспекции, право собственности было зарегистрировано Балахоновыми в период проведения строительных работ 09.06.2017 г., поэтому сейчас застройщик пытается аннулировать сделку. И никого не волнует, что официальное уведомление о сносе жильцы дома получили лишь в конце месяца.

Письмо на имя директора компании «Програнд» с просьбой пояснить позицию застройщика мы передали в приемную «Програнда» лично. Секретарь, принимая запрос, задала нам два вопроса. Первый – «А вам это зачем?» И второй: «Как я понимаю, он же не обязан отвечать?». Вот тут в «Програнде» ошиблись: как раз обязан! И мы с нетерпением ждем версию застройщика с пояснением, на каком основании собственникам жилья отказывают в денежной компенсации.

Тем временем Наталья, потеряв всякую надежду урегулировать вопрос напрямую, решила обратиться за помощью к властям. В июле она записалась на прием к мэру города Кемерово Илье Середюку, а затем – к врио губернатора Кемеровской области Сергею Цивилеву. Жильцы дома очень надеются, что порядки в Кузбассе будут меняться и врио губернатора не нужно будет лично вмешиваться в подобные истории и ставить на место алчных застройщиков, как это было на проспекте Притомском, улице Соборной и Луговой, где после визита Цивилева все урегулировалось одним махом, консенсус был достигнут и аварийные трущобы были снесены застройщиком в считанные дни. Значит, решение есть. Балахоновы в это верят. Надеемся, они не ошибаются.