Закон дает лазейки для перепланировки газовой кухни

Ремонты и перепланировки испортили не одни соседские отношения

12.12.2018 в 08:01, просмотров: 949

В доме №24 по улице Весенней города Кемерово на четвертом этаже с лета идут ремонтные работы: раздается грохот, мешками выносят строительный мусор. Ко всему этому можно было бы отнестись с пониманием, если бы не запутанная история с перепланировкой газовой кухни. Именно этим весьма обеспокоены жильцы дома. И не зря. Любая смена конструктива помещения вызывает повышенные риски, а тем паче – перепланировка газифицированной кухни, которая имеет ряд серьезных ограничений и требует особого к себе внимания, потому как подвергает опасности весь многоквартирный дом. Но в нашей истории ясности (читай: безопасности), похоже, никакой: сосед снизу сообщает во все инстанции, что перегородка между кухней и жилой комнатой снесена в нарушение закона, архитектор и юрист утверждают, что по проекту она должна быть на месте, УК и чиновники горадминистрации витиевато уходят от ответа, а сам хозяин ремонтируемой квартиры придерживается позиции: «А вам какое дело?».

Закон дает лазейки для перепланировки газовой кухни

Строительный Армагеддон

«Недавно эту квартиру купил новый хозяин, – рассказал сосед снизу Георгий Калинин. – И начал все ломать. Перепланировка квартиры – это, конечно, личное дело каждого. Мы понимали, что наши неудобства временные, и относились к ним с определенной долей иронии». Однако вскоре стало не до шуток. На кухне Георгия Петровича разошлись железобетонные плиты перекрытия, образовалась трещина с раскрытием пять миллиметров, обвалилась штукатурка. Паутинку на потолке пенсионер замазал сам, как мог. Главный инженер РЭУ-7 зафиксировала все эти разрушения, однако почему-то акт осмотра хозяину не оставила. Но суть конфликта не в трещинах. «Мне стало известно, что мой сосед сверху в ходе перепланировки собирается объединить кухню и жилую комнату, – сообщил Георгий Калинин. – Насколько я знаю, это недопустимо и противозаконно. Наш дом газифицирован. А к газифицированным кухням применяются особые требования и ограничения, связанные с вопросами безопасности целого дома. Ведь, если их нарушит один человек, от взрыва бытового газа можем пострадать мы все. А я своими глазами видел, что межкомнатные перегородки в квартире снесены. В том числе и кухонная. Сосед сообщил мне, что согласовал по проекту кухню-студию. Но ведь это незаконно». С таким вопросом пенсионер обратился в редакцию «МК в Кузбассе». Мы приняли решение помочь человеку разобраться. Первое, что нужно было сделать, определиться с законностью перепланировок газовых кухонь в принципе.

Спасет ли стена

«Смысл требования сохранять перегородку между кухней и жилой комнатой не в том, что стена спасет жильцов от взрывной волны, как думают многие, – пояснил нам генеральный директор ООО «Кузбассоблгаз» Юрий Крашкин. – При взрыве бытового газа складываются целые подъезды, межкомнатная стена здесь вряд ли поможет. Ее главная задача в другом – локализовать объем возможной загазованности. Проще говоря, при утечке газа может получиться либо маленькая бомба, либо большая – чем меньше загазованное пространство, тем меньше будут последствия. К тому же в маленьком помещении намного быстрее можно почувствовать сторонний запах».

С учетом этих повышенных рисков нормы эксплуатации, и особенно перепланировок газовых кухонь жестко регламентированы. Основной документ, по которому осуществляется перепланировка квартиры, – это Жилищный кодекс РФ. ЖК сообщает на эту тему следующее: «запрещено объединение жилой комнаты и кухни без перегородки, если кухня оборудована газовой плитой». При этом разрешается объединять кухню с газовым оборудованием и комнату посредством устройства дверного проема. Но есть в этой формулировке слабое место, которым часто пользуются и архитекторы, и газовщики. Оно позволяет один и тот же закон читать по-разному. «Расширение кухни возможно в том случае, если стена не является несущей и в квартире есть другие жилые комнаты, – объяснил Юрий Крашкин. – А в проектной документации указывается, что в результате перепланировки у вас получится именно кухня-студия, а не жилая комната, в которой вы будете спать. Поэтому в однокомнатной квартире такую перепланировку реализовать не удастся. Не стоит также забывать о том, что при сносе стены объем помещения увеличится. А значит, и вентиляцию газифицированной кухни-студии нужно привести в техническое соответствие». А уж как прочитает этот пункт согласовывающая проект организация – четко и в лоб или захочет исхитриться – вопрос ее приоритетов. Но на наш прямой вопрос, могли ли газовщики согласовать снесение перегородки газифицированной кухни, мы получили вполне конкретный ответ «да».

Архитектурные мистификации

На этом наша история могла бы закончиться. Собственнику ремонтируемой квартиры достаточно было предоставить согласованный проект. Но на нашу просьбу хозяин квартиры ответил отказом. «Обращайтесь в компетентные органы», – посоветовал нам юридически подкованный мужчина. Мы удивились и решили так и поступить.

Как нам стало известно, перед тем как приступить к ремонту, новый владелец квартиры, как и полагается, сообщил об этом в управление архитектуры и получил задание на разработку проекта. В качестве исполнителя им была выбрана компания ООО «Архитектор». Ее руководитель к моменту нашего обращения уже был осведомлен о конфликте вокруг перепланировки и проекта в доме на Весенней, 24. «Автор проекта очень давно не работает у нас, – сообщил директор. – Каким образом он под нашей организацией сделал проект, я не могу вам сказать вообще». Стало еще интереснее. И мы стали искать автора. Исполнителем проекта перепланировки оказался Александр Кривомазов – главный архитектор проекта мечети «Мунира» и скульптуры перед зданием Центральной детской музыкальной школы №1, ранее работавший главным художником города Кемерово. Он мнения руководства «Архитектора» не разделил и сообщил, что на момент разработки проектной документации являлся сотрудником компании. С чем связано такое разногласие, мы выяснять не стали, да это, наверное, и не столь важно. Принципиальна другая информация: Александр Кривомазов сообщил нам, что «проект изначально, действительно, предполагал снос стены между кухней и жилой комнатой, однако газовщики не приняли его в этом виде, и проект пришлось корректировать и пересогласовывать». В согласованном варианте проекта между кухней и комнатой должна остаться перегородка с раздвижной дверью, которая проходит по всем нормам.

Справка МК Что нужно знать о перепланировке кухни

Кухня является комнатой, перестроить которую довольно проблематично. Это связано с тем, что в ней, как правило, имеются:

– точки водоразбора;

– канализационные стоки;

– газопровод;

– электропровода и кабели.

В этой связи перепланировка кухни имеет некоторые принципиальные ограничения, которые отмечаются в регламентирующих эту процедуру законах. Среди них:

– изменение или устранение отверстий для вентиляции;

– перенос газовой плиты более чем на 1 метр (на большее расстояние - по согласованию с газовщиками);

– объединение газифицированной кухни с жилой комнатой;

– монтаж газовых труб в стены;

– объединение вентиляционных каналов кухни и санузла.

Также при обдумывании схемы перепланировки стоит помнить о том, что по закону кухню можно объединять лишь с лоджией, поскольку балконная плита перекрытия не сможет выдержать утепления стен и дополнительного зимнего остекления. Увеличивая кухню, нельзя уменьшать зону гостиной, так как есть определенные нормы по площадям.

Согласованием проекта в соответствующих инстанциях по поручению хозяина квартиры занимался юрист Дмитрий Дорохин. «Все согласования были проведены в полном объеме, – отметил юрист. – Проект был получен в лицензированной организации и согласован с газовщиками, управляющей компанией и даже электриками. Все было сделано, как положено». Дмитрий Дорохин подтвердил слова архитектора о том, что на определенном этапе согласования возникли рабочие разногласия с газовщиками. «Дискуссия касалась необходимости делать перегородку при объединении кухонной зоны и жилой комнаты. В проекте объединенную жилую зону мы назвали столовой, сославшись на федеральные законы, которые позволяют это сделать. Но специалисты «Газпром Газораспределение. Томск» посчитали иначе и, сославшись на московскую практику, объединение запретили. Мы особо упорствовать не стали, хотя нам известно, что подобные перепланировки были согласованы, и внесли коррективы в проект. Межкомнатная перегородка не демонтируется, а обновляется, и в ней присутствует раздвижной дверной проем».

Собственно сам проект нам увидеть так и не удалось. Но, судя по всему, спорная перегородка в проекте присутствует, а значит, должна быть сохранена и по факту. Но как же быть со свидетельствами Калинина и его сына о том, что стены между кухней и комнатой в квартире сверху нет. Об этом же свидетельствует и ответ директора РЭУ-7 Е. А. Порядновой Г. Калинину: «При визуальном обследовании было выявлено: демонтированы дощатые перегородки, пол до плит перекрытия, несущие конструкции не затронуты. Газ в квартире заглушен». Правда, не понятно, имелись ли в виду перегородки между кухней и комнатой или все межкомнатные перегородки.

Да и сам хозяин квартиры в разговоре по телефону сообщил: «Перегородки были снесены еще в июле. Это все по времени заняло неделю. Все остальные работы шума не доставляют». На дополнительное уточнение, останется ли все-таки стена между кухней и комнатой, был получен ответ: «А каким образом это кого-то беспокоит?»

Остается надеяться

Да вот беспокоит, и самым прямым образом. Тем более, если вопрос касается безопасности целого многоквартирного дома. Ремонт, запланированный на год, еще не завершен. Мы допускаем, что собственник восстановит снесенную перегородку в соответствии с проектом, и вопросы снимутся сами собой. Но с учетом всех вышеперечисленных нестыковок склонны полагать, что работы проводятся не по проекту.

По истечении срока перепланировки специалисты управления архитектуры должны принять работы, соотнести их с проектом, внести изменения в технический паспорт БТИ и выдать новый план квартиры. Если по каким-то причинам владелец жилья не узаконит произведенную перепланировку, то должен будет заплатить штраф и вернуть все в прежнее состояние. Однако всякое может случиться…

Так что юристы рекомендуют соседям, у которых есть подозрения на предмет незаконной перепланировки, обращаться в управление архитектуры и непосредственно в администрацию города, что теоретически должно стать дополнительным поводом для проведения проверки. А работает ли эта схема и закон в целом, мы узнаем совсем скоро, когда перепланировка в квартире на четвертом этаже дома №24 по улице Весенней будет завершена.

И еще один момент. Касается он работы с обращениями граждан всевозможных инстанций. На руках у 80-летнего Георгия Петровича Калинина, который обращался в ГЖИ, «Газпром Газораспределение. Томск», РЭУ-7, управление архитектуры и градостроительства администрации г. Кемерово и даже к прокурору Кемеровской области с просьбой приостановить перепланировку со сносом стены, – целая кипа официальных отписок. И никто из компетентных органов так и не разъяснил человеку, что снос стены между кухней и комнатой в квартире сверху, согласован не был, злосчастная перегородка должна остаться на месте и поводов для беспокойства у жильцов попросту нет. Не разобрались? Или не разбирались вовсе?