Приключения иностранных студентов в Кузбассе

Кузбасский босс из Лаоса, Джафар на мосту и итальянцы в полиции

20.12.2018 в 12:46, просмотров: 2134

Российские вузы довольно редко попадают в престижные международные рейтинги. Однако, несмотря на это, поток иностранных студентов в нашу страну растёт, увеличивается их количество и в кузбасских вузах. Мы познакомились с некоторыми иностранными гостями и поинтересовались, что привело их в наш угольный регион и как они себя здесь чувствуют.

Приключения иностранных студентов в Кузбассе

Полное погружение в реальность

Томмазо и Амбра приехали в Кемерово из маленького итальянского поселка, расположенного близ Пизы. В КемГУ они учатся по программе краткосрочного обмена ERASMUS+, которая финансируется Евросоюзом. В областную столицу ребята прибыли всего на 4 месяца и занимаются в обычной русскоязычной группе вместе с кузбасскими студентами.

Томмазо.

Студентам компенсируют 100% стоимости обучения в России: 80% суммы они получают перед отъездом, и 20% им возместят после возвращения. Поэтому позволить себе такой языковой образовательный туризм могут вполне обычные итальянские семьи. К примеру, родители Амбры не отличаются сверхдостатком: папа девушки работает преподавателем, а мама – парикмахером.

- При отборе студентов для поездки учитываются их оценки и мотивационное письмо, которое составляется университетом. В списки попадают только лучшие, хотя мне не нравится это слово, - скромничает Амбра.

Амбра.

Прежде чем попасть в Кемерово, ребята три года изучали русский язык у себя на родине, успели побывать на языковых курсах для иностранцев в Санкт-Петербурге и Москве. Так что довольно свободно владеют русским.

- Мы еще не всё понимаем, но можем общаться с людьми на простые темы. Например, готовы рассказать о себе. В русском языке самое сложное для нас – это падежи. А с прошедшим временем глаголов, наоборот, проще: в русском есть всего одно прошедшее время, а в итальянском их целых четыре, - с улыбкой признался Томмазо. - Мы приехали в Кемерово осенью, когда было еще не так холодно. Я снег видел всего несколько раз в своей жизни. А тут такие морозы почти каждый день… Это для меня очень необычно. Хотя уже начинаю привыкать. Еще немножко странно слышать от кемеровчан, что они живут в маленьком городе. Для нас это большой город. Пиза, например, очень известна, но там живет всего 80 тысяч человек. А здесь – около полумиллиона, насколько я знаю.

Поездка в Сибирь для итальянцев – не только языковая практика, но и приключение.

И карамболи российской реальности не заставили себя долго ждать. Вскоре после приезда ребята решили провести выходные в Томске. Но вместо этого весь день просидели в полицейском участке.

- В Томске мы поселились в странном хостеле, - вспомнил Томмазо, - где проснулись в компании пьяных людей и поняли, что у Амбры украли сумку с деньгами и документами.

- Благодаря вашей полиции сумку очень быстро вернули, - добавила Амбра, - правда без денег.

На следующие выходные итальянцы решили поехать в Новосибирск.

- Наш автобус должен был отбывать в 14.30, - рассказала Амбра. – А в 12 в квартире, где мы живем, прорвало трубу с горячей водой. Ванная комната тут же заполнилась паром. Я как раз принимала душ: ничего не видно, под ногами почти кипяток. Просто ужас!

- Амбра позвонила мне и не могла толком ничего объяснить, - признался Томмазо. – Когда я прибежал в квартиру, увидел много пара, и не знал, куда звонить и что делать. А даже если бы знал, в критической ситуации не смог бы объяснить по-русски, что случилось. Хорошо, что наша добрая соседка помогла, вызвала пожарных. Они приехали и устранили проблему. Теперь мы знаем, как вести себя за рубежом в трудных ситуациях. Познакомились и с вашей полицией, и с пожарными (смеются).

Свободное от учебы время Томмазо проводит на скалодроме и получает нескрываемое удовольствие от процесса и компании, называя это место лучшим в Кемерове. А еще ребят периодически просят провести занятия для русских студентов, поговорить на родном языке, рассказать об Италии.

Итальянцы учатся на последнем, 4 курсе и в дальнейшем планируют использовать знание русского языка: Амбра хочет стать переводчицей, а Томмазо думает работать в сфере международных отношений.

Джафар, мороз и Терешковский мост

22-летний Джафар учится на 4 курсе лечебного факультета КемГМУ и считает себя гражданином двух стран. Его мама родом из Саудовской Аравии, а папа – из Судана. Медицина для Джафара – дело семейное. Общим хирургом, а сейчас главным врачом клиники работает его отец, кардиохирургией занимается дядя. А вот мама от медицины далека - она развивает собственную общеобразовательную школу. Джафар учился в ней с 6 до 12 класса.

Джафар.

- После обучения в школе я решил, что нужно немного отдохнуть, - рассказал Джафар. – И мы с семьей отправились путешествовать. Слетали в Таиланд, Францию, Малайзию, Арабские Эмираты. Я побывал более чем в 20 странах мира. А потом благодаря высокому проценту (у вас это называется баллами) я получил стипендию на право обучаться на бюджете в 4 странах – у себя в Саудовской Аравии, Германии, Франции и России. От Германии и Франции я отказался, потому что учиться и жить там очень дорого, плюсом к этому там не совсем все гладко с эмигрантами, да и кризис идет полным ходом. Мне показалось, что в России будет спокойнее.

Молодому человеку пообещали, что он будет проходить обучение в столичном вузе на английском языке. Предварительно в качестве туриста он приезжал в Москву, знакомился с городом. Джафара все устроило. Но Джафарк любил приключения, и они его нашли. Университет должен был получить его документы в начале лета, а получил в 20-х числа августа. И когда будущий медик оформил визу и приехал в Москву, в вузе развели руками: «Вы опоздали. У нас мест нет. Но есть где-то… в Кемерове».

- Меня ждал еще не один сюрприз, - признался Джафар. – Во-первых, мне сообщили, что я буду учиться не на английском, а на русском языке. А во-вторых, место для меня выделено не на лечебном факультете, а на медикопрофилактическом (МПФ). По первому пункту просили не переживать: сказали, что меня будут учить русскому языку три месяца и почему-то в Астрахани. После этого курса я должен был стать настоящим россиянином. А по второму вопросу успокоили, пообещав перевести на лечебный факультет после окончания первого курса. И перевели. Только вместе с переводом я потерял бюджетное место, и теперь учусь на контрактной основе. К тому же фотографии Кузбасса мне показывали летние, а прислали на учебу в декабре… Без знания языка меня поместили в русскую группу, в медицинский вуз, в -28 градусов… Весь первый семестр я сидел на лекции и просто угадывал знакомые буквы и слова. Несколько зачетов из этого семестра я получил только в конце года, раньше не смог. Язык я осваивал исключительно в разговоре, поэтому у меня нет правильной базы. В медицинском вузе нет времени на глубокое изучение языка. Я до сих пор путаю местоимения «вы» и «ты». Бывает, к преподавателям обращаюсь на «ты» - «ты нам дал задание». Первое время их это очень смущало, а теперь они понимают, почему так происходит.

Несколько раз Джафар хотел бросить все и вернуться на родину. И чуть не сделал это после одного случая, который произошел в первый год его жизни в Кемерове.

- Однажды я пошел в банк, - рассказал парень. – Было около часа дня. Я шел мимо драмтеатра. Как вдруг почувствовал, как кто-то сзади положил руку на мое плечо. Я подумал, что это человек, который меня знает, вытащил наушники и повернулся к нему. Я не думал, что может произойти что-то плохое. Как вдруг этот мужчина с максимально близкого расстояние разрядил мне в глаза перцовый баллончик. Я успел только заметить, что он был в темной одежде и закрывал лицо. Я упал, он ударил меня несколько раз. Это был какой-то кошмар. Если бы он взял мой телефон или деньги, мне было бы не так обидно, я бы думал, что это обычный вор. Но мой телефон упал рядом с ним, кошелек с деньгами тоже, он оставил все вещи и ушел. Значит его агрессия была направлена на меня лично. Может быть, его смутила мой внешний вид или национальность. После этого случая я очень боялся, что зрение не восстановится, особенно переживал за правый глаз. Я хотел уехать домой, но после выписки из больницы со мной встретились ректор и проректор КемГМУ. Они объяснили, что в любой стране бывают хорошие и плохие люди, просили, чтобы я остался и не формировал своего представления о стране по этому случаю. Мы разговаривали минут 40. Они извинялись за то, чего не делали. И я решил остаться.

Второй случай, который чуть не стал судьбоносным для Джафара, произошел почти сразу после первого.

- Я ехал с однокурсницей на автобусе рано утром в корпус университета, который находится в Кировском районе, - продолжил Джафар. – Была зима. Автобус заехал на Терешковский мост и сломался. Все вышли и куда-то пошли, а я не знал ни города, ни языка. Моя подруга тоже плохо ориентировалась на местности. Я хотел вызвать такси, но наши телефоны сели от мороза. Мы не знали, куда ехать, и решили идти пешком. Везде снег, темно, метет, ничего не видно. И главное – очень холодно. Ноги мёрзли, руки мёрзли. Я уже мысленно прощался с родителями, потому что думал: всё, это конец. Девушка, с которой я ехал, отдала мне свои перчатки, но это не помогало. Я даже несколько раз останавливался и, как в кино, говорил: «Иди дальше без меня». В итоге мы нашли какой-то дом. Я не ждал, пока мне откроют, просто сильно толкнул дверь, зашел внутрь, нашел «батарейку», и сидел рядом с ней какое-то время, как кот. Хозяйка разговаривала со мной, но я ничего не слышал и не понимал. На учебу я не пошел ни в этот день, ни в последующие – отогревался дома. Ваши морозы – это реально не смешно! Для нас холодно – это + 10 градусов. +5 – это уже мороз. 0 – новостной повод. В такую погоду по радио и телевизору передают: «Сегодня температура 0 градусов, просим всех остаться дома, детей на улицу не пускать. Здесь я уже почти адаптировался, но при -30 градусах никуда не хожу.

За время обучения в медуниверситете Джафар объехал почти всю Кемеровскую область. Особенно ему приглянулся Шерегеш.

- Два года назад я научился кататься на сноуборде, - похвастался Джафар. – Очень люблю экстрим. Теперь я почти настоящий сибиряк-сноубордист. Только вот с празднованием нового года все никак не получается. Это для меня самый скучный праздник. Все студенты разъезжаются по домам, общежитие пустеет. На первых курсах я праздновал новый год с охранником. А в прошлом году один из моих кемеровских друзей пригласил меня к себе. Для меня это был первый русский новый год, с российской семьей.

Внешность Джафара весьма необычна, поэтому молодой человек уже привык получать повышенное внимание к своей персоне.

- Многие в шоке от меня, - с улыбкой признается будущий доктор. – Некоторые подходят и просят подержать ребенка, фотографируют. Часто люди думают, что я – рок-звезда или известный футболист. И очень расстраиваются, когда узнают, что я обычный студент. Некоторые просят помочь с языком.

На сегодняшний день Джафар освоил 5 языков: французский, арабский, английский, японский и, как он любит говорить, очень плохо русский. А месяц назад он открыл свою языковую школу, где обучает всех желающих английскому языку без акцента.

- Мне очень сильно финансово помогают родители, - добавил Джафар. - Недавно я решил, что пора бы их разгрузить. Тем более по учебе немного времени освободилось – базовая программа уже освоена. У меня всегда была идея помогать людям. И с 1 курса я совершенно бесплатно учил друзей английскому, пока мне не сказали, что всем все равно не поможешь. И я решил помогать за деньги. Я договорился с одной из кемеровских школ английского языка и с их помощью запустил свой проект. Теперь на булку хлеба хватает (смеется).

После обучения в КемГМУ Джафар планирует продолжить развиваться профессионально, но уже в Германии, а затем хочет вернуться в Саудовскую Аравию и работать там врачом.

Университетский интернационал

- Баё, у тебя проблема, - сообщила студенту из Гвинеи преподаватель русского языка.

- У меня нет проблема, - с ослепительной улыбкой ответил темнокожий парень.

- Нет, Баё, у тебя есть проблема. Ты забыл деньги в ресторане.

- Разве же это проблема?

И действительно, при виде этих позитивных ребят из Кот-д`Ивуара, Судана, Индонезии, Лаоса, Афганистана, Индии, Вьетнама забываешь о жизненных неурядицах. Все они приехали в Кузбасс за своей мечтой и не боятся трудностей. В Кемеровском государственном университете эти студенты задержатся всего на один год, чтобы освоить базовый уровень русского языка. А уже в следующем году разъедутся по стране и будут вместе с русскими студентами претендовать на места в разных российских вузах. У Баё, например, на родине есть большая ферма, поэтому он планирует стать биологом. Гассан хочет быть инженером, только пока не смог объяснить, каким. Гассана, кстати, с недавних пор узнают многие кузбассовцы, ведь именно о нем выходила новость в региональных СМИ. Дело в том, что молодой иностранец не успел вовремя продлить учебную визу и по закону должен был покинуть Россию. На помощь будущему инженеру пришло консульство Судана. Дипломаты обратились к нашим сотрудникам управления по вопросам миграции с просьбой помочь молодому человеку. Полицейские в кратчайшие сроки оформили документ и вручили его гражданину Восточной Африки. Несмотря на то, что Гассан Абдуллахи Али Мохаммед только начал изучать русский язык, он сумел без помощи переводчика выразить свою признательность сотрудникам полиции.

Многонациональная группа.

Среди ребят многонациональной группы есть будущие математики, журналисты, преподаватели русского языка, переводчики, дипломаты и руководители. На вопрос, кем ты хочешь стать, гость из Лаоса ответил коротко – «боссом». Оказывается, у его родителей есть собственная фабрика в Кемерове, и он готовится занять руководящую должность в структуре семейного бизнеса.

- Ребята приехали к нам по программе Россотрудничества, - рассказала доцент кафедры русского языка ИФИЯМ Яна Дударева. – Такая практика уже второй года реализуется на базе нашего университета. По этой программе лучшие студенты, которые проходят отбор по среднему баллу и устному собеседованию, получают право на бесплатное обучение, а также стипендию от Министерства образования России в размере 2 тысяч рублей ежемесячно. Дополнительно ребятам помогают родители. Эти иностранные студенты занимаются отдельно, своей группой из 12 человек, - продолжила Яна. - Кто-то из ни в дальнейшем будет учить, кто-то – лечить. Да, за год очень трудно освоить русский язык. Мы это понимаем, но стараемся вложить в них по максимуму. Да и у них есть сильная мотивация. Они ежедневно занимаются языком по 6 часов, а то и больше. Для тех, кому совсем сложно, предусмотрена своеобразная продленка – дополнительные занятия, на которых мы подтягиваем их языковой уровень. Ее посещают пятеро. Все ребята очень хорошо адаптируются и к программе, и к нагрузкам. К климату только никак адаптироваться не могут, одеваются тепло и бегают быстро. Говорят, что солнце светит ярко, как в Африке, только не греет.

На весь год обучения русскому языку, пока студенты испытывают серьёзные проблемы с коммуникацией, за ними закрепляется языковой ассистент. Он курирует группу, помогает иностранцам в бытовых вопросах, элементарно – сходить в столовую или определиться с местами для прогулок.

- Моя задача – помочь построить мост между нашими преподавателями и иностранными студентами, большая часть из которых на момент приезда в Кемерово вообще не имела представления о русском языке, - рассказал языковой ассистент Максим. - Мы выступаем в качестве посредников в общении, своего рода переводчиков. Ребята изучают русский уже больше двух месяцев и вполне могут говорить на элементарные темы, но еще испытывают серьезные трудности в обычных жизненных ситуациях. Мы помогаем им определиться с досугом, рекомендуем, куда сходить, что посмотреть, часто сопровождаем их в эти места. К примеру, типичная ситуация: иностранцы в перерыве любят сходить поесть, попить кофе. Сходить в кофе-шоп – это для них целый квест. Но в каждой ситуации они учатся чему-то новому. Например, гость из Вьетнама именно во время такого похода впервые познакомился со словом «закрыть». В основном я сопровождаю ребят в учебное время, пока они находятся в университете. Но сам проживаю рядом с их общежитием, и при острой необходимости могу оказать срочную помощь. К тому же они любят сидеть в ватсаппе, и многие проблемы решаются там.

Джаянти и гардеробщица

Студентка из Индии с экзотическим именем Джаянти особняком стоит в этой многонациональной студенческой группе. Она приехала в Кемерово по той же программе Россотрудничества, но в отличие от своих друзей к этому моменту уже имела степень бакалавра по русскому языку. Сейчас девушка негласно взяла на себя роль второго языкового ассистента и помогает ребятам адаптироваться в трудных ситуациях и найти общий язык с педагогами.

- Я три года изучала русский язык в Индии на филологическом факультете, - рассказала Джаянти. – В России я впервые. Приехала сюда, чтобы получить языковую практику и степень магистра. После этого хочу вернуться на родину и работать там переводчиком. Русский язык мне очень интересен. И история Советского Союза тоже очень нравится.

Джаянти старается разговаривать с одногруппниками на русском языке, понимая острую необходимость в этом, но ребята зачастую переходят на английский, который пока для них намного проще.

- Если бы мы учились в Москве, нам, конечно, было бы легче адаптироваться к русскому климату, - рассуждает девушка. – Там хотя бы -5, -7 градусов. Это нормально. Но -30… Мы одеваемся очень тепло, но пальцы на ногах все равно мерзнут. Однажды мы поехали за город кататься на собаках, и я так замерзла… Зато именно там я узнала, что такое салазки. А в городе научилась кататься на коньках, чего раньше делать не умела. Еще мы вместе с преподавателем ходили на экскурсию по центральному району, видели театры, Томь, памятники Пушкину и Ленину.

Друзьями среди кузбассовцев скромная Джаянти пока похвастать не может. Поэтому после занятий до самого вечера она практикует русскую речь с… университетской гардеробщицей, а после возвращения в общежитие разговаривает с охранником. Завершается ее день чтением книг, телевизором и кулинарными экспериментами.

- Я стараюсь готовить сама, - рассказала Джаянти. – А во время учебы кушаем в кафе и ресторане. Здесь я впервые попробовала вареники с вишней, это очень вкусно. А еще я обожаю блины. У нас в Индии есть Культурный центр, где иногда проводят русские программы. Нас туда всегда приглашают. Там готовят блины. А еще мне понравился русский чай с фруктами. Наш индийский чай, конечно, известен на весь мир, но русский мне тоже очень понравился, он совсем другой.

- Джаянти, ты домой? – спросила у девушки преподаватель после нашей беседы.

- Нет, я в гардероб…

Русская грамматика для китайца, что китайская грамота для русских

- Между КемГУ и Цицикарским университетом заключен двусторонний договор о сотрудничестве и взаимном обмене студентами, - рассказала преподаватель китайского языка ИФИЯМ Фатима Абдуллаева. – По этому договору к нам ежегодно приезжает 10-15 ребят из Китая. Столько же русских студентов мы отправляем в китайскую провинцию. Наш второй вуз-партнер – Шаньдунский университет путей сообщения. Оттуда приезжает еще 5 учащихся. Жесткого отбора в этой системе нет. Как правило, мы реагируем на количество желающих с китайской стороны и отправляем такое же количество наших студентов в Китай. Условия работы с этими двумя вузами немного отличаются. В Цицикаре, к примеру, нашим ребятам обеспечивают бесплатное проживание и обучение, а в провинции Шаньдун за проживание приходится платить. На тех же условиях здесь учатся их студенты. Стипендии по этой программе не предусмотрено, поэтому ребята живут только на родительскую финансовую помощь. В Кемеровском госуниверситете они обучаются на протяжении года, а потом возвращаются на родину.

Китайские студенты занимаются своей группой по специально разработанной программе, которая включает в себя изучение русского языка, литературы, культуры, деловых межкультурных коммуникаций. По просьбе китайской стороны в программу были включены дополнительные часы предмета «русский язык как иностранный», чтобы подтянуть их уровень владения языком. Для ребят устраиваются различные тематические мероприятия, проводятся совмещенные занятия с кемеровскими студентами-китаистами.

- В основном китайские студенты учатся на переводчиков с эконмическим уклоном, - продолжила Фатима Эйвазовна. – Другая их часть планирует стать преподавателями русского языка в Китае. Специально для таких ребят предусмотрена дополнительная программа повышения квалификации, в рамках которой они получают педагогический диплом, который на основании общего диплома даст дополнительную возможность работать преподавателями у себя на родине. Наши кемеровские студенты, которые ездят по обмену в Китай, учатся по направлению фундаментальная и прикладная лингвистика. С этого года у нас открылось новое направление – лингвистика. Мы готовим переводчиков в сфере деловой межкультурной коммуникации. По этой программе все дисциплины ведутся на китайском языке.

Пока ребята из Китая разговаривают простейшими конструкциями и могут коротко рассказать о себе.

- Мои мама с папой занимаются семейным бизнесом, а я хочу стать учителем русского языка, - рассказала Ма Цзинцзе из Харбина. – Мне нравится русский язык. Только он очень сложный. Он очень сильно отличается от китайского языка. И город ваш нравится. Я люблю снег, но не люблю холод. Сегодня у меня грипп и болит горло.

- Мы скоро будем праздновать новый год с русскими студентами, - включился в диалог Хуан Шувэнь. – Будем петь песни, танцевать. Мы учимся друг у друга. Нам очень нравится ваш шашлык и шаурма. Это очень вкусно!

Почти засекреченные будущие шахтеры

Гвинейская группа Кузнецкого индустриального техникума.

Справка МК

По информации департамента образования и науки Кемеровской области, в 17 высших учебных заведениях Кузбасса обучается 2 613 иностранных граждан. Большая часть из них – граждане Казахстана (1146 человек) и Таджикистана (670 человек).

В 42 профессиональных образовательных организациях, подведомственных ДОиН КО, обучается 235 иностранных студентов. Почти половина из них прибыла из Таджикистана.

В КемГУ на 1 октября 2018 г. по основным образовательным программам обучалось 935 иностранных студентов из 24 стран мира: Азербайджана, Армении, Афганистана, Бельгии, Вьетнама, Грузии, Италии, Индии, Индонезии, Казахстана, Киргизии, Китая, Кот-д’Ивуара, Лаоса, Молдавии, Монголии, Новой Гвинеи, Республики Корея, Сирии, Судана, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана и Украины.

Единственное профильное, целевое обучение для иностранных студентов нам удалось найти в Кузнецком индустриальном техникуме. Сюда, в Новокузнецк, в этом году прибыли 20 гвинейских студентов, чтобы стать горняками и научиться русскому языку. Проект по подготовке кадров разработан российской компанией по добыче полезных ископаемых, которая находится в Республике Гвинея. Это первый проект компании по подготовке кадров на базе профессиональной образовательной организации.

В первый год обучения ребятам предстоит освоить русский язык, а второй год будет посвящен профессиональной программе "Ремонтник горного оборудования". Студенты будут проходить практику на угольных предприятиях юга региона. После окончания техникума молодые люди вернутся в Гвинею, где планируют получить работу на угольных предприятиях.

Обучение гвинейских студентов проводится на платной основе. Как было озвучено в одном из региональных СМИ, в бюджет образовательного учреждения поступило более 7,5 млн рублей.

Чтобы адаптация иностранных студентов в новом культурном пространстве прошла как можно комфортнее, для них в столовой техникума разработали специальное меню. Однако с русскими блюдами ребята уже успели познакомиться. И даже выучили слово «пельмень».

Мы хотели пообщаться с будущими гвинейскими шахтерами, но это оказалось не так просто. Для того, чтобы встретиться или поговорить по телефону с иностранными студентами индустриального техникума, необходимо получить разрешение московских кураторов африканской делегации. А кураторы, сославшись на адаптацию студентов, нашли кучу причин, чтобы отказать. Надеемся все-таки, что период сибирской адаптации у гвинейцев пройдет успешно, и они смогут поделиться своими впечатлениями от пребывания на Кузбасской земле.