В каких местах «фонит» Кузбасс

Почему радиационная норма с трудом вписывается в радиационную реальность

27.02.2019 в 08:26, просмотров: 3216

В последние годы сообщения о закрытии в Кузбассе детских учреждений из-за повышенного радиационного фона следуют одно за другим. Радоновая опасность для нашего региона актуальна и уже, можно сказать, привычна. Специалисты утверждают, что это не повод для паники, а рабочие моменты – радиационная обстановка в регионе постоянно мониторится и не выходит за пределы нормы. Только вот средняя годовая эффективная доза облучения на жителя в Кемеровской области в полтора раза больше средней по России. Откуда берутся эти 5,24 мЗв/год на каждого кузбассовца, разбирался наш корреспондент.

В каких местах «фонит» Кузбасс

Кузбасс не атомный

Фактически сам по себе Кузбасс от опасных техногенных объемов радиации свободен – атомного производства у нас нет. То есть бахнуть разово и по-серьезному у нас нечему. Те организации (а всего их более 50), которые имеют оборудование с излучателями, по степени потенциальной радиационной опасности относятся к III и IV категориям. Это значит, что в случае аварии область поражения не выйдет за пределы территории предприятия. Среди таких объектов ЕВРАЗ ЗСМК (379 источников излучения), Областной клинический онкологический диспансер (6 источников), Новокузнецкий клинический онкологический диспансер (5 источников), Городская больница №1 г. Прокопьевска (5 источников) и другие.

В пользу относительной радиационной безопасности нашего региона играет и то, что на его территории не производится утилизация радиоактивных отходов. Ближайший полигон по их переработке находится в Новосибирске.

Но повод для переживаний есть

Однако так было не всегда. Поводом для особого внимания до сих пор остается Чебулинский район, где в 1984 году по заказу МинГео СССР был произведен подземный ядерный взрыв «Кварц-4», который, по словам ученых, дал геологам понятие о размерах и особенностях расположения самого крупного в мире месторождения урана. Тогда на глубине примерно 700 м был взорван заряд немногим меньше бомбы, сброшенной на Хиросиму. Согласно гипотезе ученых, от взрыва под землей образовалась гигантская колба, ограниченная толстой коркой из оплавленной породы. Все продукты взрыва оказались похоронены в этой могиле. Считается, что наш ядерный взрыв был самым безопасным взрывом в Советском Союзе. Пока его последствий специалистам обнаружить не удается. Однако риски разгерметизации полости взрыва остаются, поэтому радиационный фон этой территории находится под особым контролем.

«На территории, прилегающей к месту проведения подземного мирного ядерного взрыва, осуществляется постоянный радиационный контроль, – сообщила заместитель руководителя Управления Роспотребнадзора по Кемеровской области Елена Парамонова. – В населённых пунктах, находящихся в радиусе до 30 км от этого места, проводятся измерения мощности дозы внешнего гамма-излучения, отбор проб почвы, воды и дикорастущей продукции (ягод, грибов)». По данным специалистов, радиационный фон территории остается в норме.

Радон идет в наши дома

Откуда же берутся такие внушительные цифры годовой нормы облучения?

Больше половины общего количества радиоактивного облучения в Кузбассе приходится на газ радон. В силу тектонических особенностей своего местонахождения наш регион сам по себе предрасположен к выходу из недр радиоактивных газов. Неблагоприятная обстановка с радоновым излучением характерна для Кемеровской области. А активная угледобыча, которая сопровождается постоянными землетрясениями и подвижками земной коры, ситуацию только усугубляет.

«Основной вклад в дозу облучения жителей Кузбасса вносят природные источники, прежде всего естественный газ радон, который находится в воздухе помещений, – отметила Елена Парамонова. – В среднем за предыдущие пять лет на долю природного излучения приходилось 91,8%. Доля радона в этой природной части составляет 3,27 мЗв/год, то есть 62,46% от годовой эффективной коллективной дозы облучения населения».

Как нам сообщили эксперты, радон есть всегда и везде. Это природный радиоактивный газ, который естественным образом выходит из разломов земной коры. Радон тяжелее воздуха, но при этом на открытом пространстве быстро рассеивается. Во время дождя или при снежном покрове он почти не выделяется из земли в воздух. Но весь фокус в том, что наши дома служат своеобразными «ловушками» для газа, там его может скапливаться в пять-десять раз больше, чем в окружающей среде, особенно это касается домов, построенных по энергосберегающим технологиям, которые обеспечивают максимальную герметизацию помещений. Таким образом, в подвальных, цокольных и на первых этажах зданий, возведенных на грунте без должной вентиляции и изоляции подвальных помещений, происходит накопление этого газа и повышается его концентрация. Радон становится опасен. Именно превышение концентрации этого радиоактивного газа, как правило, и становится поводом для приостановки деятельности образовательных и других учреждений. «В 2018 году в ходе плановых и внеплановых проверок было проведено измерение радона в 3260 помещениях эксплуатируемых зданий, из них 2102 – это детские учреждения, – отметила Елена Сергеевна. – Выявлены превышения гигиенических нормативов в 106 помещениях (3,2%), из них 97 помещений относятся к детским и подростковым организациям».

Но специалисты Роспотребнадзора утверждают, что земля не начала фонить сильнее, а увеличение количества фактов превышения радиоактивных показателей по радону связано с тем, что ведомство активнее взялось за работу со школьными и дошкольными образовательными учреждениями.

Но, по закону сохранения энергии, если в одном месте прибыло, в другом – обязательно должно убыть. Так и произошло: бдительность надзорных органов в отношении детских и общественных организаций повысилась в разы, а вот строительство и эксплуатация жилых домов были пущены на самотек. Их радиационная гигиена сегодня государство волнует мало и всецело отдана на откуп застройщику.

«Раньше нельзя было продать квартиру или дом, не имея радиационно-гигиенического паспорта на объект, – отметили специалисты Роспотребнадзора. – Еще несколько лет назад при выборе земельных участков под строительство объектов любого назначения осуществлялся радиационный контроль, не говоря уже о вводе жилых домов в эксплуатацию». По закону все эти замеры должны производиться и сейчас. Возможно, и проводятся. Только утверждать это наверняка мы не возьмемся, а скорее даже усомнимся. Потому что никто не проверяет соблюдение этих правил – из строительного надзора исключили соответствующую службу, и Роспотребнадзор планового контроля за вводимым в эксплуатацию жилым фондом больше не ведет. Теперь радиационная безопасность новых, как, собственно, и старых объектов целиком и полностью возложена на совесть застройщика. Как сообщили специалисты Роспотребнадзора, если муниципальные строительные компании еще обращаются к ним за проверкой своих зданий и сооружений на предмет радиационной безопасности, то частные, как правило, экономят на этом ставшем необязательным пункте. Поэтому в скольких кузбасских домах и квартирах концентрация радона превышает норму, доподлинно никому не известно.

Исследованием проблемы воздействия радона в Кузбассе с 2016 года занимаются ученые-генетики КемГУ под руководством кандидата биологических наук Алексея Ларионова. Результаты их исследований говорят о том, что достаточно высокие уровни концентрации радона (от пятидесяти до ста процентов ПДК) встречаются в частных одноэтажных домах. Высокие концентрации газа отмечены на первых этажах многоквартирных домов, построенных более двадцати лет назад. В целом же превышение ПДК по радону, по словам ученых, выявлено в двенадцати процентах исследованных домов, что соответствует среднемировому показателю. Для окончательных выводов объема проведенных исследований пока недостаточно, работа в этом направлении продолжается. Но полученные данные уже сейчас говорят о том, что в пределах Кемеровской области десятки тысяч человек могут подвергаться воздействию радона.

Радиационные дары природы

Радон принял на себя «нагрузку» за бОльшую часть природного облучения. Но он не единственный природный источник радиации в Кузбассе. Еще один – цезий. Кемеровский филиал Территориального фонда геологической информации по Сибирскому федеральному округу разработал карту распределения активности цезия в поверхностном слое ненарушенных почв. Судя по этой карте, относительно свободна от излучения лишь центральная часть региона. Фонит и север региона (Тайга, Юрга, Тисуль, Мариинск), и центральная часть (Топки, Ленинск-Кузнецкий, Белово). Логично «светится» район активной угледобычи на юге Кузбасса вблизи Прокопьевска и Новокузнецка.

Определенную долю естественного излучения население Кузбасса получает с едой и водой. «Вклад во внутреннее облучение населения за счет продуктов питания незначительный и вместе с водой составляет 2,48 % от годовой коллективной дозы, – сообщила Е.С. Парамонова. – В 2018 году было взято 312 проб пищевых продуктов, все они соответствовали гигиеническим нормативам».

Некоторые фермеры сами приходят за сертификатами радиационной безопасности и приносят свою продукцию для анализа. Только вот пересчитать их можно по пальцам одной руки.

Также ведется контроль за радиационной безопасностью питьевой воды по a- и b- видам излучения перед ее поступлением в распределительную сеть. «В 2018 году нами было исследовано 542 пробы воды по показателям суммарной альфа-бета-активности, в 84 пробах были выявлены превышения на этапе предварительной оценки», – рассказала Елена Сергеевна. Когда такие превышения обнаруживаются, хозяина скважины или производителя воды обязывают проводить посезонное исследование, а затем – и радиохимический анализ с последующим контролем.

Критическая неучтёнка

А теперь сведем цифры. По данным Роспотребнадзора, как сказано выше, на долю природного излучения приходится 91,8% – это как раз радон и другие радиоактивные элементы, продукты питания, вода, солнечное излучение и т.д. Второе место в объемах годового излучения, по данным того же надзорного органа, занимает медицина – 8,09% (рентген, флюорография, томография, лучевая терапия и пр.). И природное, и медицинское излучение, по информации специалистов, укладывается в нормативные показатели. Наверное, так оно и есть. В сухом остатке мы имеем еще 0,83% годового объема облучения. Доля предприятий, использующих источники ионизирующего излучения 0,02%, и техногенно измененный радиационный фон 0,09%. Пояснений по оставшемуся «хвостику» мы не получили.

Как не получили и внятного ответа и на вопрос, так кто же и как контролирует радиационную безопасность жилых помещений в Кузбассе. Роспотребнадзор отношения к этому теперь не имеет. Исследования по этой теме проводятся только по заявительному принципу: если радеющий за свою репутацию застройщик сам придет за экспертизой (что редко, но бывает), либо какой-нибудь бдительный житель замет ит неладное и обратится с жалобой. А значит, общей картины и объемов излучения мы попросту не имеем. И долю этого облучения никто в составлении нормативных показателей не учитывает.

Примерно так обстоят дела и с угольщиками. Оказывается, Роспотребнадзор не в курсе реальной радиационной обстановки на подработанных территориях и вокруг разрезов и наивно верит отчетам угольных компаний, которые стабильно сообщают о том, что у них всё в норме. Перепроверить эти данные гигиенисты не могут, потому как их оборудование не приспособлено для работы в условиях шахтовой влажности. Да и на территорию угольных предприятий их пускать никто не спешит.

Вот только как быть с информацией о том, что извлечение полезных ископаемых приводит к складированию на территории области огромного количества твердых отходов, в состав которых входят долгоживущие радионуклиды. А в результате сжигания каменного угля предприятиями теплоэнергетики эти радионуклиды концентрируются в шлаке и летучей золе. Как быть с теми данными, которые предоставил в редакцию житель Прокопьевска, обеспокоенный тем, что шахты и карьеры с площадью сечения в несколько квадратных километров и глубиной более 200 метров находятся в непосредственной близости от социальных объектов и домов, в которых в настоящее время живут люди. «При производстве горных работ и зачистке угольного пласта от вскрышных пород дозиметр жесткой радиации просто зашкаливает. А миллионы кубов вскрышной породы с повышенной дозой радиации складируются здесь же, через короткое время превращаются в пыль и разносятся розой ветров по всему городу. Количество таких чернобылей только в черте Прокопьевска невозможно сосчитать», – сообщил прокопчанин.

Радиофобия – вещь серьезная. И мы ни в коем случае не собираемся ее нагнетать. Но, если официальные цифры в полтора раза превышают общероссийские показатели, то нужно понимать масштабы с учетом неполноты данных. Понимать риски и осознанно относиться к своему здоровью в том числе.