В Кузбасс возвращаются герои войны и реликвии бойцов, найденные поисковиками

Истории людей и вещей

08.05.2019 в 07:59, просмотров: 352

Всё меньше живых воспоминаний связывают современников с периодом большого горя и неистового героизма Великой Отечественной войны. Но вещи, созданные людьми, часто переживают их самих и нередко тянут за собой нити удивительных историй. Так произошло и с ложкой, которую потерял в бою красноармеец из Кузбасса. Инвалид войны Иван Саенко умер в 1995 году, а ложка с выцарапанной его фамилией в прошлом месяце вернулась в семью ветерана.

В Кузбасс возвращаются герои войны и реликвии бойцов, найденные поисковиками
Именную ложку Ивана Иосифовича Саенко передали семье.

Урочище Каплуны в Смоленской области. Здесь в 1942 году шли ожесточённые бои за территорию района, ранее называвшегося Кармановским. В братской могиле посёлка Карманово, куда свозили погибших из близлежащих малых сёл, покоятся сотни солдат. Но не все павшие в сражении захоронены, в труднопроходимых местах останки находят до сих пор. Летом 2018 года смоленский поисковик нашёл в урочище красноармейца и несколько вещей рядом с ним: солдатскую флягу, обломанный штык, монеты, разбитую гармонь и ложку. На последнем предмете просматривалась надпись «Соенко И. 1942».

Передавая память

Находку передали поисковому отряду «Алтай». Дело в том, что именно в Гагаринском районе (так теперь называется Кармановский район) выступила только сформированная в алтайском Славгороде 312-я стрелковая дивизия. Добровольцы из края ездят сюда на поиски павших земляков с 2001 года.

«В этом урочище по документам значатся погибшими более 200 человек, но позиции 312-й дивизии на этой местности завуалированные, – поясняет корреспонденту «МК в Кузбассе» командир алтайского отряда Николай Чайка. – Те имена, которые устанавливаются, почему-то не были учтены в годы войны. Такое ощущение, что на них донесения не приходили. У нас есть версия, что был спецбатальон НКВД, штурмовой, который действовал на участках прорыва. Он был секретным, поэтому его бойцы не были учтены как все остальные стрелки, артиллеристы и так далее».

Что касается имени с ложки, то Николай Чайка нашёл в электронном архиве запись «Сержант Соенко Иван Иосифович, 1923 года, уроженец с. Петровка Славгородского района (сейчас это Бурлинский район) Алтайского края, погиб 26 августа 1942 года. Похоронен с. Каплуны Кармановского района Смоленской области». Однако в базе также была информация, что «Саенко Иван Иосифович, 1923 г. р, уроженец с. Петровка Бурлинского района Алтайского края, награжден юбилейным орденом «Отечественной войны 1 степени» в 1985 году». Чайка понял, что Саенко не погиб в бою, а вернулся домой. Кемеровские поисковики потом пояснили корреспонденту «МК в Кузбассе», что разница в одной букве в фамилии Саенко возникла в результате ошибки. Подобных случаев очень много: иногда носитель фамилии произносил её неправильно, иногда неверно записывали.

В Бурлинском районе, откуда был призван Саенко, нашлась его племянница. Она рассказала, что на Ивана Иосифовича действительно приходила похоронка в 1942 году, но спустя время он написал из пятигорского госпиталя, что тяжело ранен. В начале 1943 года он вернулся домой. Родственница отметила, что с дочерью Саенко Людмилой Ивановной Плехановой связь не поддерживает, но вспомнила примерный ее адрес проживания в Кемерове. Однако найти там никого не удалось. 

Справка МК

Иван Соенко в начале 1943 г. после тяжёлого ранения был демобилизован, его направили на работу на Коксохимический завод в Кемерово, где вместе с тружениками тыла он помогал фронту, а затем и восстанавливал страну после войны.

«Сев за компьютер, написал около десяти абсолютно одинаковых писем по поиску родных Ивана Саенко всем жителям Кемерова с фамилией Соенко (Саенко), кому было за 50, – напишет потом о ходе поисков Николай Чайка в соцсетях. – И первое же письмо Маргарите Саенко, которая в тот момент была на сайте «Одноклассники», выстрелил в десятку. Она через пять минут ответила: «Я жена внука солдата Ивана Саенко». А еще через пять минут, несмотря на позднюю ночь, я разговаривал с ней по телефону. Маргарита сказала, что Людмила Ивановна Плеханова проживает по другому адресу в центре Кемерова, что завтра она договорилась с ней о встрече. Семья была очень взволнована».

Иван Саенко в начале 1943 года после тяжёлого ранения был демобилизован и направлен на работу на кемеровский Коксохим. Ветеран умер в 1995 году.

20 апреля на открытии областного этапа Всероссийской акции «Вахта Памяти-2019» в Новокузнецке алтайские поисковики передали именную ложку Ивана Иосифовича его семье.

Поисковое братство

У поисковиков по всей России заведено обмениваться информацией, передавать останки и личные вещи солдат, найденные на полях сражений. «Война не закончена, пока не похоронен последний солдат», – любит повторять бывшая когда-то командиром и основатель сводного поискового отряда Кемеровской области «Земляк» Марина Вострикова. Сейчас поисковое движение развито в 82 регионах России, участники которого возвращают из безвестия павших в годы Великой Отечественной войны солдат. Они ведут полевые и архивные поиски. За последние четыре года подняты останки свыше 75 тысяч солдат и офицеров, погибших в годы Великой Отечественной войны, установлены 3905 имен бойцов. Всё это работа поискового братства, которое передает информацию из региона в регион – по следам жизни павшего бойца и его семьи.

Методист сводного поискового отряда Кемеровской области «Земляк» Наталья Шулякова рассказала, что всю информацию, которую удаётся обнаружить о бойце, передают в его семью. Поиск родственников – это большая, кропотливая работа, но важная для сохранения памяти. Поэтому поисковики всех регионов трепетно относятся к находкам и передают их отрядам в те области, куда ведут их архивные документы и другие факты.

«То, по чему мы узнаём о судьбе солдата, – это медальон и вкладыш внутри него, – поясняет Наталья Шулякова. – Но далеко не всегда медальоны сохраняли, и та информация, которая там есть, подлежит прочтению. Большая удача – найти медальон с читающимся вкладышем внутри. Солдаты из-за суеверия часто не вносили свои данные во вкладыш, иногда в медальоне находим булавки. В последнее время всё чаще стали опознавать солдат по именным вещам. Бойцы старались подписывать те же ложки, потому что это был необходимый предмет для выживания. И потерять её солдат мог, только если погибал. Что касается найденных артефактов, то мы отдельную статистику по ним не ведём. Если удаётся опознать останки солдата по обнаруженным рядом котелкам, ложкам, флягам, то у нас это называется найти по косвенным признакам. Всё, что найдено нами, мы передаём родственникам».

Так, по словам Шуляковой, в прошлом году в Кузбассе был захоронен красноармеец Антон Трифонович Дюбкачев. Его останки нашли поисковики отряда «Память» в районе деревни Старое Рамушево Парфинского района Новгородской области (ранее Ленинградская область). Рядом с солдатом лежали ложка и Орден Красного знамени, по номеру которого и удалось установить личность погибшего.

В августе 2015 года новгородский отряд «Курган» нашёл ложку с фамилией Сырых под городом Белый Белгородской области. Поиск привёл их в Киселёвск, где работа была передана местному отряду «Память». Помог найти потомков солдата Александра Ивановича Сырых счастливый случай. Командир киселёвских поисковиков Галина Гильмутдинова является также куратором «Бессмертного полка». Каково же было её удивление, когда на официальный сайт движения поступило письмо от внука найденного солдата, который указал все известные о нём данные с просьбой: «Может, кто-нибудь подскажет или поможет узнать больше о моём деде. Пожалуйста». 3 декабря того же года на закрытии региональной «Вахты Памяти» семье Сырых  поисковики вручили ложку отца, деда, прадеда, документы и фотографии места его погребения.

«Но чаще всего поиск – это кропотливая, долгая работа, – продолжает Наталья Шулякова. – В 2017 году подо Ржевом найден был перочинный ножик с надписью Петров, и то читалось только «...етров». Вместе с москвичами долго искали, кто это может быть. Он оказался призван из деревни

Кайчак Тисульского района. Мы связались с местными жителями, там Петровых много, но семью солдата пока не нашли. Он уже захоронен подо Ржевом, но мы бы хотели найти его родных, чтобы рассказать им его историю».

Наши «Земляки»

Сводный поисковый отряд «Земляк» празднует десятилетие в этом году. Но появился он почти 20 лет назад в посёлке Яшкино. В 2000 году яшкинские поисковики впервые отправились на Международную учебно-тренировочную «Вахту Памяти» в Смоленскую область. Интерес к поисковому делу рос, и в отряде становилось всё больше людей из других территорий. В районах и городах Кузбасса стали появляться свои поисковые отряды. Председатель Совета Регионального отделения Общероссийского общественного движения «Поисковое движение России» в Кемеровской области Алексей Тутыкин рассказал «МК в Кузбассе», что сейчас в отряд «Земляк» входят в основном школьники, студенты и педагоги. Всего активных участников около тысячи. При этом в Кемеровской области действует 17 поисковых отрядов в 13 муниципалитетах.

В настоящее время поисковики области подняли и захоронили 595 воинов, погибших при защите Отечества. Отряд принял участие в 36 поисковых экспедициях – Международных и межрегиональных «Вахтах Памяти». Работа по розыску родственников павших кузбассовцев и остальных защитников нашей страны продолжается. Память живёт.

Кстати

26 мая в Тайге пройдет торжественное захоронение кузбасского летчика, погибшего на боевом задании в 1943 году.

Вологодские поисковики обнаружили останки летчика-истребителя Григория Ярового, уроженца города Тайга Кемеровской области.

В ходе поисковой операции выяснилось, что истребитель Як-7Б получил множественные повреждения и развалился еще в воздухе. По личным вещам и бортовому номеру самолета установили имя летчика – Григорий Абрамович Яровой, 1922 года рождения, уроженец г. Тайга, гвардии младший лейтенант, летчик 240 истребительного авиационного полка. Окончил в 1940 году Тайгинскую школу №2 и одновременно аэроклуб. 76 лет числился пропавшим без вести. 

Губернатор Сергей Цивилев сообщил, что Кузбасс окажет помощь в транспортировке останков героя на малую родину в г. Тайга, где 26 мая – в день его гибели – летчик будет похоронен со всеми воинскими почестями.