Обь-Иртышский бассейн начнут цифровать с Кузбасса

Но есть сомнения, что это что-то изменит

03.07.2019 в 09:51, просмотров: 863

Цифровизация охватывает все больше сфер жизнедеятельности Кузбасса. Вот и до водных объектов «цифра» добралась. Самый грязный приток Томи – река Ускат в Прокопьевском районе – по задумке властей должен стать первым в России экополигоном, на котором будут опробованы специальные датчики для создания цифровой модели реки. Это якобы позволит чиновникам и общественности со смартфонов в режиме онлайн наблюдать за состоянием водоема и оперативно решать его проблемы. Однако в Кузбассе на звание самой-самой, помимо Уската, могут претендовать еще с десяток, а то и больше таких же грязных рек: новокузнецкая черная Аба, топкинская Черемшанка, березовский Шурап, междуреченский Ольжерас, тисульские Талановая, Кундат, Кия… Интересно, хватит ли мозгов у умных цифровых датчиков, чтобы разобраться в этой непроглядной кузбасской мути.

Обь-Иртышский бассейн начнут цифровать с Кузбасса
Давно желтый Кундат... и пока еще голубая Кия.

Жители Тисульского района реку Кундат в последнее время называют не иначе как Желтой рекой. И считают, что ее загрязнение – результат деятельности золотодобытчиков, которые сбрасывают в таежную речку шламовую воду. (Шлам – отходы при инженерной разработке горного продукта, составляющие пылевые и мельчайшие его части, получаемые в виде осадка при промывке какого-либо рудного материала. – Прим. ред.). Говорят, при наличии очистных сооружений для человека эта взвесь не сильно опасна. А вот живности в глинистых водах не выжить, и Кундат становится мертвым.

В Кузбассе на добычу золота выдано более 100 лицензий, две из них – в 2019 году. Есть и нелегальные золотодобычи, счету им никто не ведет. Основные работы идут в Тисульском, Таштагольском и Гурьевском районах. Порядка десяти приисков работает на Кундате.

Вот уже два года общественник по призванию и агроном по образованию Вячеслав Бачурин пытается привлечь внимание властей к проблемам рек Кии и Кундата. По его наблюдениям, их воды опасно помутнели с момента продажи прав на разработку участков месторождений золота и расширения деятельности золотодобывающих компаний. Особенно заметно это стало в 2018 году. «Постоянно встречаю на дорогах, которые ведут вглубь Тисульской тайги, бензовозы с топливом для золотых приисков, – отметил Вячеслав Бачурин. – Работа кипит и днем, и ночью, не успевают подвозить «снаряды». Второй год снимаю видео на  реке Кундат. В прошлом  Кундат  был  желтым  июнь, июль  и  только  7 августа  стал  чистым, но  1 октября  опять  помутнел. В этом  году  все  повторяется. Увидеть  голубой Кундат большая  редкость».

Достается и Кие, в которую впадает Кундат. На одном из кадров, сделанных жительницей поселка Макаракский Екатериной Гринчук, невооруженным глазом заметна линия слияния грязно-желтого Кундата и голубой пока еще Кии. Сколько ей отпущено оставаться голубой?

Еще один неравнодушный защитник Кии и Кундата – журналист и литератор Василий Попок – включился в экологическую тему кузбасских рек больше 30 лет назад. Вместе с областными изданиями он провел экологическую экспедицию по Кие. «Тогда движение за чистую окружающую среду было реально массовым и серьезным, – отметил Василий Борисович. – Результатом стало учреждение заповедника «Кузнецкий Алатау», прекращение строительства Крапивинского гидроузла и всякие мелочи вроде запрета молевого сплава. Тогда постепенно из бассейна Кии вышли золотари. А теперь вернулись. Жаль реку. Все реки, на притоках которых ведется золотодобыча, подвержены рискам, а сами притоки убиты. А сегодня не везде местные жители готовы встать на защиту своих водоемов. В Междуреченске, к примеру, сразу начинают выть, когда от золотарских примесей мутнеет Уса. А Тисулю, похоже, на Кию и Кундат плевать».

26 июня Вячеславом Бачуриным был получен ответ на запрос, направленный в департамент природных ресурсов и экологии Кемеровской области. В нем власти признают целый спектр нарушений, допускаемых недропользователями: «По результатам выездных рассмотрений обращений департаментом выявлены признаки нарушения требований водного законодательства при осуществлении ООО «Кузбассзолото», ООО «Сисим», ООО «ЗДК «Берикуль» добычи золота на водных объектах: отсутствие оформленного в установленном порядке права пользования водным объектом, выявлены сбросы загрязненных технологических вод, разрушение недостаточно укрепленных бортов отстойников, переливы из отстойников и др.»

А на региональном телевидении начальник департамента Сергей Высоцкий прокомментировал эту ситуацию так: «Причин загрязнения реки несколько. Во-первых, это смыв с территории, когда при вскрытии полигона для добычи золота снимается плодородный слой почвы и та глина, которая вскрывается, с паводковыми водами и дождями попадает в водные объекты. Другая причина – дренирование через плохо обустроенные дамбы. Плюс нарушение технологии добычи. В прошлом году только нашим департаментом по аналогичным нарушениям было наложено штрафов на сумму более двух миллионов рублей. В этом году у нас возбуждены дела об административных правонарушениях. Поскольку это водные объекты федерального значения, будет привлечено Управление Росприроднадзора по Кемеровской области. По особо непонятливым готовим материалы и будем ходатайствовать перед Сибнедрами о досрочном прекращении права пользования недрами».

Говорит красиво, верить хочется. Только вот река Кундат по-прежнему желтая! «Туризм развивать можно китайский. Они к таким желтым речкам привычные», – с горькой иронией отметил Вячеслав Бачурин и с легкой руки отправил по прямой линии обращение Владимиру Путину, в котором попросил президента подарить департаменту беспилотник «Орлан-10». С помощью дрона активист планирует проводить мониторинг труднодоступных мест и контролировать деятельность золотодобытчиков на берегах рек.

Но что там один дрон! Регион созрел не просто на беспилотник. Кузбасс выступил с инициативой самостоятельно, без федерального задания, оцифровать кузбасские реки, оснастить их специальными датчиками по руслу, которые будут в режиме онлайн выдавать всю информацию о химическом и физическом состоянии водоемов. И тогда любой чиновник сможет, не отрываясь от важного совещания, отслеживать состояние кузбасских водоемов и без промедлений получать информацию о том, где стало еще хуже. Кузбасскую инициативу поддержали, к проекту создания цифровой модели речной экосистемы «Цифровой Обь-Иртышский бассейн» уже присоединились Челябинская, Тюменская области, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, а также ученые Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого и Института водных проблем РАН. В дальнейшем в проект планируется включить все 14 регионов, которые питает один из крупнейших в мире речных бассейнов.

На презентации проекта создания цифровой модели речной экосистемы «Цифровой Обь-Иртышский бассейн», г. Кемерово.

«Кузбасс находится у истоков Обь-Иртышского бассейна, – отметил губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев. – У нас он начинает формироваться. А Кузбасс – индустриальный регион. Поэтому цифровизация нашей части бассейна отразится на всем его протяжении».

«В качестве тестовой модели для пилотного проекта Ускат был выбран не случайно, – пояснил руководитель проекта Сергей Манаков. – Это самый грязный приток самой грязной в нашей области реки Томи. (Неужели Томь грязнее черной Абы? – Прим. ред.) А тех методов, которыми пользовались раньше, сегодня недостаточно для мониторинга и контроля водной системы».

Срок реализации проекта пока не определен, ведутся переговоры с отечественными и зарубежными партнерам по поставке цифровых датчиков и необходимого оборудования.

3D модели рек это, конечно, хорошо. Но пока недропользователи в Кузбассе копают, как бешеные, а власти разводят руками в бессилии, можно и опоздать. И остаться, как говорится, без штанов, но в шляпе – при цифровизации, но без рек.