Как старый партбилет принес своей хозяйке деньги и добавку к пенсии

Кемеровчанке пересчитали пенсию и выплатили 167 тысяч рублей благодаря партбилету

18.09.2019 в 05:20, просмотров: 765

Люди старшего поколения с трудом расстаются с предметами, которые связывают их с молодостью и советскими реалиями, трепетно хранят комсомольские значки и документы той эпохи. Но никто не знает, когда и в какой ситуации «выстрелит» реликвия, зарытая под толстым слоем пыли. В нашей истории партбилет 1975 года сделал кемеровчанку богаче на 167 тысяч рублей и прибавил пенсию.

Как старый партбилет принес своей хозяйке деньги и добавку к пенсии

Зинаида Котова (фамилия изменена) на заслуженном отдыхе с 2010 года. Всё это время женщина жила с ощущением, что ей недоплачивают пенсию – ну не может человек, честно проработавший всю жизнь, получать девять тысяч рублей. Так искренне полагала пенсионерка.

Первую попытку восстановить справедливость Зинаида Александровна предприняла в 2011 году. Тогда женщина обратилась в территориальный орган ПФР с просьбой перерассчитать ее пенсию с учетом выбранного ею периода трудовой деятельности. Она знала, что по закону имеет право выбрать любые пять лет до 2001 года с максимально высоким уровнем дохода. По ее подсчетам, таким периодом были 1978-1982 годы. Вот только первичных документов, подтверждающих размер заработной платы за этот период, ни на руках у Зинаиды Александровны, ни в архиве не оказалось. Кто и почему их туда не сдал – мы уже никогда не узнаем.

Наше законодательство такой вариант развития событий предусмотрело. Если первичные документы не найдены, для подтверждения заработной платы могут использоваться косвенные. Вот тут-то и пригодился Зинаиде Александровне ее старый партбилет. После развала КПСС она не сожгла его публично, не выбросила. А поступила, как полагается с документами: сложила вместе со всеми бумагами в комод. Там он и пылился, пока не пригодился. Став пенсионеркой, Котова рассудила здраво: раз размер партийного взноса напрямую зависел от размера оплаты труда, значит, парт- билет может стать документом, подтверждающим ее зарплату. Вот и принесла она его в качестве подтверждения своей правды в Пенсионный фонд. Но там партийный документ не приняли, сославшись на письмо Минтруда РФ №8389-ЮЛ «О некоторых вопросах определения среднемесячного заработка для установления пенсий в случаях утраты работодателями первичных документов о заработке работников», в котором говорится: «...в частности в случаях наводнений, землетрясений, ураганов, органами, осуществляющими пенсионное обеспечение, могут быть приняты к производству документы, косвенно подтверждающие фактический заработок работника на данном конкретном предприятии».

А стихийного бедствия в биографии гражданки Котовой отродясь не было. Исходя из этого, комиссия ПФР постановила: не принимать во внимание партбилет и оставить пенсию гражданки, как есть. Пенсионерке было предложено в случае несогласия идти в вышестоящий орган или суд.

Восемь последующих лет женщина жила с мыслью о том, что стала жертвой несправедливости, и государство должно ей больше. Она это точно знала, но на суды времени не было – Котова продолжала работать, а работа отнимала много сил. Хотя и без дела Зинаида Александровна не сидела: писала письма всем – от губернатора до президента, копила газетные статьи, читала финансовые новости, просвещалась, как могла. А в начале этого года приобрела Конституцию, а также Уголовный и Гражданский кодексы РФ. После их прочтения уже и без того подкованная пенсионерка утвердилась в мысли, что ее права нарушаются, и снова пришла за справедливостью, но уже не в ПФР, а в прокуратуру.

«В заявлении, которое мы получили от Котовой, жалоба была изложена несколькими словами – «Мне не доплачивают положенную пенсию», – рассказала старший помошник прокурора города Кемерово Елена Зуева. – По полученному заявлению мы приступили к проверке правильности начисления пенсии. Запросили все материалы в Пенсионном фонде. Проверка показала, что в целом пенсия была рассчитана верно с учетом всех коэффициентов».

Естественно, в ходе работы было найдено и решение 2011 года об отказе. Вокруг него-то и закрутилась деятельность старшего помощника прокурора. Причем (вы можете не поверить, но так бывает) всё закрутилось без участия самой пенсионерки. Зинаида Александровна написала заявление и больше в процессе восстановления справедливости не участвовала. Повезло, как говорится, так повезло. Еще и в том, что к моменту разбирательств по делу Котовой появилась и судебная практика по данному вопросу. И нынешний суд стал трактовать статью о косвенных документах иначе, нежели трактовал ее Пенсионный фонд восемь лет назад. Теперь для суда слово «в частности» не значит «только» (хотя по нормам русского языка не имело оно такого значения и тогда, но язык языком, а закон-законом). То есть теперь стихийное бедствие официально расценивается как одна из возможных и далеко не единственная из многих причин утраты первичной документации.

Прокуратурой было направлено представление в ПФР с требованием принять меры по устранению нарушений, поскольку прежнее решение ущемляло права пенсионерки. И в этот раз, через восемь лет после первого обращения, руководство ОПФР по Кемеровской области пересмотрело свое решение и приняло во внимание партийный документ.

«В этой истории нам удалось обойтись без затяжных судебных процессов. Но мы рекомендуем гражданам в случае возникновения спорных ситуаций, касаемых формулировок закона, обращаться именно в суд, – отметила Елена Зуева. – Только суд может дать соответствующую оценку и признать действия законными либо нет. Некорректная формулировка Минтруда стала причиной восьмилетнего ожидания. К сожалению, пока косвенные документы, которые имеют силу только при правильном оформлении, на законодательном уровне не внесены в число официальных». Видимо, поэтому толковать эту не всегда четко сформулированную норму права каждый может, как ему заблагорассудится. Хочется верить, что наши суды делают это в пользу человека.

Вот и сказочная для сегодняшних дней история Зинаиды Котовой благодаря усилиям и неформальному подходу городской прокуратуры имеет счастливый финал. Недоплаченные с 2010 по 2019 годы средства пенсионерка не потеряла, а, получается, накопила, и в августе они упали ей на карту в сумме 167 тысяч рублей – государство рассчиталось по долгам. «50 тысяч я уже потратила, – с улыбкой рассказала довольная пенсионерка. – Купила цветной телевизор, холодильник и стиральную машинку. До этого все время стирала на руках. Насчет остальных денег пока не знаю – жизнь покажет. Может, съезжу в гости к сестре в Ростов-на-Дону». А что же пенсия Зинаиды Александровны? Она тоже подросла. На 1300 рублей ежемесячно. Для человека, получающего пенсию в 9700 рублей, это довольно существенная прибавка.

С одной стороны, вины пенсионного фонда в сложившейся ситуации нет – специалисты ПФР формально на тот момент выбрали в трудовом стаже Зинаиды Александровны самый выгодный для нее период. Но с другой стороны, мы никогда не узнаем, сколько еще сотен тысяч рублей недовыплачено старикам из-за криво написанных или неверно кем-то истолкованных законов.