В Кузбассе "раскулачивают" полного кавалера знака "Шахтерская слава"

О тонкостях и несправедливостях программы переселения и государственном тупике

02.10.2019 в 08:43, просмотров: 23484

Вы думаете, что у вас есть дом, большой, добротный, с комнатой для гостей. Вы в него вложили полжизни. Думаете, что есть любимый огородик с банькой, сад. Думаете, что стабильность и покой, наконец, достигнуты. Наш герой тоже так думал...

Эта статья о том, что нужно знать жителям угольного региона, чтобы не остаться у разбитого корыта.

В Кузбассе
В своем доме пенсионеры Бельские мечтали встретить старость. Но его снесут.

В жилье не нуждается

Этот район Киселёвска называется Афонино. Подработанная территория шахты «Краснокаменская». Здесь, на улице Горького, живут в частном доме пенсионеры Бельские. Детей у них нет. Практически всю жизнь супруги положили на то, чтобы иметь загородный дом. Любовь Андреевна говорит, что дом для них как подушка безопасности – думали, если на старости лет понадобится сиделка, они найдут хорошего человека, которому за труды дом и отпишут. Старость встречать в нем было не страшно. Во всяком случае, супругам так казалось. Пока не оказался их дом на подработанной территории, и пенсионеры узнали, что никакие заслуги перед Кузбассом и Россией их не защитят и не помогут. И государство лишит их дома. Просто. Без компенсаций, выкупа и каких-либо альтернатив. По сути, их просто выгонят, а дом снесут…

Когда супруги приобретали его в начале 90-х прошлого века за свои кровно и тяжело заработанные, ни о каком сносе и переселении ещё и речи не было. Теперь Афонино – зона экологического бедствия. Многие, кто не особо себя утруждал и прозябал в завалюшках без кола и двора, только рады переселению – им выплатят компенсацию. Бельским тоже пришло извещение, что их дом идёт под снос. Но так как у законопослушных тружеников есть небольшая квартирешка, полученная супругой от предприятия еще в 70-е годы прошлого века за праведный труд, – пенсионерам сказали, что дом у них просто отберут, взамен они ничего не получат.

– Это что, второе раскулачивание? – сокрушаются пенсионеры. – За что с нами так?!

Ситуация нестандартная: дом, который пойдёт под снос, «на века строился», как выразился Александр Бельский. Он говорит, что заплатил за него приличные деньги. Немало потратил, чтобы поддерживать в хорошем состоянии. Жилище Бельских – действительно далеко не развалюха. Площадь дома – 72,8 кв.м. Это не считая летней кухни. А ещё есть баня, стайка, углярка, сад на десяти сотках земли, где каждое дерево и каждый куст политы потом и сдобрены любовью хозяев. Разумеется, Бельские чувствуют себя так, будто все это у них хотят украсть. Разумеется, обида на государство у честно отработавшего много лет в шахтах горным инженером почётного шахтёра России, кавалера знака Шахтёрская слава всех степеней Александра Бельского растет. Вначале старики не верили, что это возможно и родное государство их так обидит, а сейчас…

А. Бельский.

– Государство нас что, за идиотов держит? Как можно взять и просто отобрать у людей заработанное? Я так это дело не оставлю. Если потребуется, в Москву полечу! – говорит Александр Васильевич.

Без компромиссов

Сложно поверить в то, что сегодня такое возможно. Но, когда мы начали разбираться в ситуации, оказалось, что возможно, и все по закону. Такие вот у нас законы….

«Жить на подработанной территории нельзя – это опасно. Поэтому дома, попавшие в зону подработки, расселяются. Пока шахта действует, это ее обязанность и расходы. Когда она закрывается, предъявлять претензии не к кому, и расселением начинает заниматься государство, – разъяснила прокурор отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан, законностью правовых актов управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Кемеровской области Елена Коломникова. – Порядок расселения граждан с подработанных территорий ликвидированных шахт осуществляется в соответствии с Постановлением правительства РФ №428 от 13.07.2005 г. До 2012 года это постановление охватывало всю территорию региона. На сегодняшний день оно распространяется лишь на ликвидированные с 2012 года шахты Прокопьевска, Киселёвска и Анжеро-Судженска. Остальные города уже расселены ранее».

– Кому положена компенсация при расселении?

– Тем, кто соответствует трем критериям. Во-первых, сносимое жилье должно находиться на подработанной территории и быть признано непригодным и небезопасным для проживания в результате ведения горных работ на ликвидированных шахтах. Во-вторых, у человека должны быть оформлены права на недвижимость до момента принятия решения о ликвидации шахты. Это требование было внесено в постановление лишь в 2016 году. К сожалению, на практике встречались случаи мошенничества. Люди за бесценок скупали жилье на подработке, незаконно включали в число собственников своих родственников и наживались на этой ситуации за государственный счет. Так, в Прокопьевске были вынесены обвинительные приговоры за подобные действия.

Нужно быть особенно внимательными тем, кто приобретает дом в зоне риска. Прежде чем подписать договор купли-продажи, проверьте статус жилья. Иначе, купив его на подработке после принятия решения о ликвидации шахты, вы потеряете его без права на социальную выплату.

– Какое же третье требование для ее получения?

– Переселяемый должен нуждаться в жилье, то есть не иметь никакой иной недвижимости в собственности. Даже долевой.

– Подождите, получается, если человек по праву имеет долю, например в квартире родственника, его просто выселят, ничего не предложив взамен?..

– К сожалению, да. Со дня принятия решения о ликвидации шахты с учетом этих критериев составляются списки проживающих на подработанной территории. Эти списки утверждаются органами местного самоуправления шахтерских городов и поселков, а затем согласовываются с Министерством энергетики РФ. Каждый квартал они уточняются: в них вносятся дети, рожденные в ходе ликвидации шахты, а вычеркиваются умершие или снятые с регистрационного учета.

– Вы сказали, что в случае смерти список уточняется. Что происходит с недвижимостью?

– Право на соцвыплату не наследуемое. Поэтому при отсутствии собственника жилья никто ничего не получает. Кроме членов семьи (родители, супруги и дети), которые сохраняют свои права на жилье даже после смерти собственника. В том числе несовершеннолетние дети.

– На какие суммы могут рассчитывать переселяемые?

– Размер социальной выплаты будет зависеть от среднерыночной стоимости квадратного метра, установленной на территории субъекта, и от количества человек, проживавших в доме.

К примеру, среднерыночная стоимость квадратного метра общей площади жилого помещения в Кузбассе на III квартал 2019 года составляет 36 368 рублей. Эта сумма умножается на норму общей площади жилого помещения. Для одного гражданина она составляет 33 квадратных метра, для семьи из двух человек – 42 «квадрата», из трех и более – по 18 «квадратов» на каждого. Если взять среднестатистическую семью из четверых человек, получаем норму в 72 квадратных метра. Умножаем ее на среднерыночную стоимость и получаем 2 миллиона 618 тысяч рублей. Люди получат эту сумму, даже если до расселения занимали одну маленькую комнату.

– Смогут ли люди хотя бы распорядиться полученными деньгами по своему усмотрению?

– Нет, денег как таковых они не получат. Переселяемым предстоит заключить соглашение с администрацией о предоставлении социальной выплаты. Затем граждане должны предоставить зарегистрированный в Управлении Росреестра по Кемеровской области договор купли-продажи жилого помещения, и администрация тут же оплатит стоимость жилья.

Приобретаемое жилое помещение или помещения должны быть оформлены в собственность всех получателей соцвыплаты. Конечно, для Кемерова и Новокузнецка суммы получаются не очень большие. Но жители периферии смогут приобрести за эти деньги не одну квартиру. После приобретения нового жилья переселенцы должны освободить прежнее и отказаться от прав на него. Оно будет подлежать сносу.

Если программа переселения из аварийного жилья предполагает региональное софинансирование, то по программе ГУРШ все выплаты исключительно федеральные, поэтому на компромиссы здесь никто не идет.

– Что происходит с неизрасходованными средствами?

– Такого быть не может. Стоимость жилья оговаривается сторонами и должна четко соответствовать размеру соцвыплаты.

– Вы сказали, что компенсируется утраченное жилье. Это понятно и для кого-то выгодно. Но ведь не все живут в развалюхах. У добрых хозяев, кроме самого дома, целые подворья с постройками: бани, беседки, гаражи, стайки со скотинкой, добротные теплицы. Как быть с этим?

– Нежилые постройки постановлением правительства РФ не охватываются.

В данном случае действуют положения гражданского законодательства о возмещении вреда (глава 59 ГК Российской Федерации). Поскольку причинитель вреда юридически уже не существует, шахта уже ликвидирована, предъявить претензии к нему нельзя.

– А если человек отказывается от социальных выплат и хочет остаться в своем доме? Допустим, его все устраивает, а риски не пугают. Имеет ли он право на это?

– Дело в том, что из-за угрозы жизни люди должны быть переселены из опасного жилья. Если в добровольном порядке они не выезжают из домов, то администрация будет выселять их в судебном порядке.

Земля есть, но ее как бы нет

А что земля? Землю вместе с недвижимостью на подработанной территории собственник обязан передать органу местного самоуправления, потому что статьей 1 Земельного кодекса Российской Федерации установлено единство судьбы объекта недвижимости и земельного участка.

Администрация, как правило, не против, если бывшие собственники продолжат участком пользоваться: могут огородик садить, на отдых приезжать. Даже нежилыми постройками после сноса жилого дома можно пользоваться. Фактически. Но юридически никаких прав на них и землю люди иметь уже не будут. Как показывает практика, такое «благородство» властей не востребовано. И покинутые жителями земли стоят в запустении – ни полей на них, ни хозяйств… Сколько их таких в Кузбассе, некогда жилых и возделываемых, а сегодня подработанных и расселенных, а по сути брошенных, и есть ли примеры, что подработанные территории после того, как с них выселили людей, хоть как-то осваиваются? На это нам в департаменте угольной промышленности Кемеровской области ответить не смогли - не знают. Сколько семей, оказалось в ситуации, подобной чете Бельских? Думаем, немного. Тем горче и несправедливее выглядят такие истории. Государство, законы которого попирают права не только обычных граждан, но и заслуженных людей, очевидно, имеет, мягко говоря, несовершенства.

Справка МК

До 2020 года в соответствии с программой ГУРШ на подработанных территориях Кемеровской области предстоит снести 4,7 тыс. домов и переселить свыше 5,5 тыс. человек. На эти цели необходимо 10 млрд 620 млн руб. В 2019 году запланировано переселение 470 семей на 944,7 млн руб.

А новые подработанные территории продолжают появляться. И с учетом того, что наш угольный регион уверенно держит курс на повышение показателей углебодычи, от вероятности оказаться на подработанной территории или рядом с разрезом не застрахован никто. Получается, в Кузбассе страшно обживаться на земле. Регион занял последнее, 82-е место в России по стоимости частных домов, или первое в России по их обесцениванию. Есть ли прямая связь этого факта с темой нашего материала? Не без этого.

Не покинувшим еще свои дома и свой регион жителям предлагают верить в справедливость государства и провозглашенный недавно «чистый уголь – зеленый Кузбасс». Будем стараться. Вот только, зная историю Бельских, непросто это. Ох как непросто...

А может быть, кто нибудь из угольщиков или властей все-таки обратит внимание на беду своего брата-шахтера? Или государственный тупик?