Откуда у нас иммунитет к национальным "хворям"

Можно ли считать Кузбасс территорией наднациональный отношений

06.11.2019 в 07:47, просмотров: 2615

На днях в одном из кемеровских кафе произошла неприятная история: молодого человека не пустили в общественное заведение якобы только потому, что он… не той национальности. Был ли этот инцидент действительно связан с национальной принадлежностью посетителя или имел место заурядный фейс-контроль? Оставим поиски оправданий оскандалившемуся заведению. А наш корреспондент в День народного единства разбирался, как живется в угольном регионе представителям разных национальностей.

Откуда у нас иммунитет к национальным
На территории Кемеровской области проживают представители более 120 народов. Фото: depcult.ru

Национально здоров

Гуляя по Кемерову в праздничный день 4 ноября, мы интересовались у кузбассовцев, какие национальности живут на территории региона и просили вспомнить какие-либо национальные конфликты на территории региона.

Показательно, что вопрос о национальном разнообразии Кузбасса не вызывал у наших респондентов никаких сложностей. Наоборот, люди с удовольствием называли не только свою национальную принадлежность, но и национальности своих друзей, знакомых, сослуживцев. А вот вспомнить национальные конфликты было не так просто. Те немногие, которые ответили на наш вопрос, назвали давнюю историю 2012 года, когда в кемеровское кафе в Кировском районе, размахивая пистолетами, ворвались несколько кавказцев. Как потом выснилось, началось все с того, что два парня-чеченца активно оказывали знаки внимания русской девушке-официантке. За нее заступились два армянина. Конфликт перерос в драку.

Некоторые назвали и совсем недавний случай, когда в августе этого года в селе Подгорное Ленинск-Кузнецкого района произошла массовая драка якобы из-за того, что местные цыгане приставали к девушкам. Двоих участников потасовки госпитализировали с ножевыми ранениями, а местные жители выбили окна и пытались поджечь дом цыганской семьи. Несколько суток ее охраняли сотрудники СОБР и ППС.

Вот, пожалуй, и всё. Примечательно, что оба конфликта возникли на бытовой почве и не имели в своей основе национальной неприязни, а потому, когда горячие головы в сети попытались придать произошедшему национальный окрас, провокация не встретила поддержки у населения. Кузбасс многократно доказал, что миролюбив и национально не агрессивен.

Есть мнение, что национализм похож на грипп. Если организм здоров, болезнь проходит через неделю. Но если общественное сознание ослаблено, страсть к «чистоте крови» может разрастись до несовместимых с жизнью размеров. Иммунитет у Кузбасса против этой заразы есть. И формировался он исторически.

Плавильный котел

Кузбасс – территория многонациональная. Это место ссылок и больших индустриальных строек – регион, который изначально притягивал разных людей, не деля их по национальному признаку. Сегодня в Кемеровской области проживают представители более 120 народов. По этому показателю наша область занимает 13 место среди 83 регионов РФ и 4 место среди 12 регионов Сибири (после Красноярского края, Новосибирской и Иркутской областей).

«Еще во времена столыпинской реформы на шорские земли приезжали переселенцы с разных территорий, – рассказал и.о. заведующего кафедрой истории, доцент КемГМУ Вадим Шиллер. – Заселение региона разными национальностями шло волнообразно. Большой интернациональный «десант» прибыл в период ВОВ. Сейчас среди нас живут потомки депортированных немцев, украинцев и отдельных представителей прибалтийских народов. Поэтому национальность в Кузбассе не играет никакой роли в определении человеческих качеств. А значит, межнациональных конфликтов – ни латентных, ни открытых – здесь быть не может. Да, есть какие-то частные случаи. И ситуация с кемеровским кафе, на мой взгляд, одна из них. Но это не массовое явление. Есть тому и научное подтверждение. Сотрудники Центра изучения национальных конфликтов проводили исследование в 2013-14 годах. Они разделили регионы на пять цветов. Красный – наибольшая напряженность. В данную группу вошли Москва, Санкт-Петербург, Ставрополье и Татарстан. Именно там зафиксированы «неоднократные случаи массовых насильственных действий» на национальной почве. В оранжевый цвет окрасили Красноярский край, Астраханскую, Нижегородскую, Ростовскую, Самарскую, Саратовскую и Челябинскую области. Там «неоднократные организованные конфликты» сопровождались насилием. Наши соседи Томская и Новосибирская области вошли в «жёлтую» группу со средней напряженностью. Кемеровская область оказалась среди 25 «зелёных» регионов, где, по данным авторов рейтинга, произошли единичные конфликты, не связанные друг с другом».

Не смог припомнить крупных национальных конфликтов в Кузбассе и известный журналист и краевед Владимир Сухацкий, который, как кажется, знает о нашем регионе всё. «Кузбасс – это маленький плавильный котел, где все сплавлялись воедино, – отметил Владимир Александрович. – Здесь, как в Америке, собраны народы со всего мира. Главные миграционные процессы проходили в начале XX века. С Повольжья прибывали татары, башкиры и другие национальности. Много украинцев приехало во времена «Копикуза», когда в регионе начала развиваться угольная промышленность. Для работы в шахте нужны были специалисты, а крестьян под землю не загонишь. Тысячами приезжали шахтеры из Украины. Тогда же появился «АИК Кузбасс» – колония иностранных рабочих. Никто не говорит о полной идиллии. Разногласия были, конечно. Например, на кулинарной почве. Немцы ели сало, а изнеженных американцев от него тошнило. Голландцы не были готовы к употреблению ржаного хлеба. Но разногласие и конфликты – разные вещи. При всех несовпадениях во взглядах люди как-то умудрялись жить почти одной большой семьёй. Татары охотно дружили с немцами, немцы женились на башкирках. Шахтерский труд способствовал сближению людей разных наций и разных религий.

В годы коллективизации в Кузбасс начали ссылать казахов и киргизов. Отнимали баранов у кочевников и отправляли их (кочевников) сюда на перевоспитание. Они по-русски ни слова не знали. Но прижились. На месте кемеровского Цирка в начале 30-х годов был казахский переулок. Здесь находился аул, где жили около 3,5 тысяч казахов и киргизов. У них даже было свое мусульманское кладбище в районе пересечения улиц Соборной и Сибиряков-Гвардейцев. Некоторые привычки детей степей поражали русское воображение. В степи же не всегда найдешь дерево или кустик, чтобы спрятаться и сходить в туалет. Первое время приехавшие вели себя по привычке. Местные дивились, поражались, но жили мирно. Никто ни с кем не конфликтовал. Были, конечно, среди рассекреченных донесений партийных информаторов документы, которые говорили об обратном. Мол, казахи мстили за свое раскулачивание и говорили: вы зарезали наших баранов, а мы зарежем ваших детей. Но это все чушь на уровне детского фольклора».

Видимо, по традиции, заданной советскими реалиями, наш регион продолжает принимать и слышать разные народы. Удивительные вещи рассказывают специалисты на этот счет. К примеру, еврей, который женится на мусульманке, в мире большая редкость. А на территории Кузбасса известны случаи, когда еврей женился на татарке. Поистине особый сплав получился в кузбасском плавильном котле.

Зов крови

Сегодня представители разных народностей, оказавшись на территории Кузбасса, сохраняют свою национальную аутентичность, создают официальные и неофициальные общественные организации – национальные центры, объединения, клубы. Некоторые существуют десятками лет. Представители многих народов очень дружны, помогают соотечественникам во всем. Азербайджанцы, узбеки, таджики часто сотрудничают с органами МВД и управлением по делам миграции, помогают в решении миграционных вопросов. В каждом городе региона есть представитель армянской диаспоры – уважаемый армянин, который давно живет в Кузбассе, нередко руководит крупным предприятием и может оказать необходимую помощь. Немного подсократились российские немцы, но, несмотря на это, почти в каждом городе Кузбасса есть центр немецкой культуры.

С 2002 года при департаменте культуры и национальной политики действует Координационный совет национальных общественных объединений Кемеровской области, который берет на себя часть обязанностей по информированию интернационального населения Кузбасса и решает самые разные проблемы мигрантов – от оформления регистрации и адаптации в регионе до приобретения обратных билетов. Председателем Совета уже много лет является Радомир Ибрагимов, по совместительству – председатель Центра татарской культуры «Дуслык».

«Наша татарская организация – одна из самых старых в области, – рассказал Радомир Закирович. – Она существует с 1991 года. Ее костяк составляет около 50 человек. Но на крупных мероприятиях собирается порядка 500-600 татар, а на сабантуй со всей области съезжаются тысячи. Многие спрашивают меня, как внешне отличить русского от татарина. Да никак! Нереально. Неслучайно говорят: ткни в русского – попадешь в татарина. Все уже исторически перемешалось. Разделить нас сложно. Хотя есть и места компактного проживания татар в Кузбассе. Это Юргинский, Ижморский районы и самая серьезная и старая деревня Серебряково в Тисульском районе. Там проживает порядка 600 семей, все они говорят на татарском языке и чтут татарские традиции».

Кузбассовец – это особый менталитет

Значит ли все это, что Кузбасс, вобрав в себя огромное количество народностей, становится некой наднациональной общностью, ведь «кузбассовец», как и «москвич», может быть любой национальности.

Мнения специалистов на этот счет разделились. Вадим Шиллер считает, что «кузбассовец» не дотягивает до полноценного этнонима или политонима, закрепившегося на уровне массового сознания, и уступает, например, «сибиряку». По крайней мере, пока. «Понятие «кузбассовец» проявляет себя только тогда, когда выходцы из Кузбасса оказываются в другом регионе и объединяются по этому признаку, поясняет Вадим Викторович. – Здесь обычно срабатывает бинарная оппозиция «мы-они», когда люди интуитивно начинают искать земляков. Но это происходит со всеми, кузбассовцы в этом не уникальны».

А вот Владимир Сухацкий склонен полагать, что кузбассовцы обладают определенным набором ментальных черт, которые позволяют им выделиться в особую формацию. «В советское время большая часть населения региона была так или иначе связана с угольной промышленностью, – рассуждает Владимир Александрович. – Я имею в виду не только горняков, но и их семьи. При рудниках были школы, больницы. Муж работал в шахте, а жена педиатром в шахтерской поликлинике. Шахтерская дружба перерастала почти в семейные отношения и была вне национальностей. Наверное, можно говорить, что кузбассовец – этой особый тип личности, который в чем-то даже можно противопоставить москвичу с его столичной высокомерностью».

Кстати

По данным переписи населения 2010 года, большую часть населения Кемеровской области составляют русские (больше 2,5 млн человек). Далее по численности населения следуют татары (40 229 чел.), немцы (23 125 чел.), украинцы (22 156 чел.), армяне (10 669 чел.), чуваши (9 301 чел.), белорусы (6049 чел.), азербайджанцы (6 057 чел.) Народы, внесённые в единый перечень коренных малочисленных народов РФ, – шорцы (10 672 чел.) и телеуты (2 520чел.).

Есть и народы, которые имеют в Кузбассе по одному представителю. В нашем регионе живет один андиец, алеут, тубалар, горский еврей, аджарец, русин и два эфиопа.

На 10 июля 2019 года в регионе зарегистрирована 41 общественная организация, каждая из которых ставит своей задачей сохранение родного языка, национальной культуры, традиций и обычаев. Самые крупные из них: Центр татарской культуры «Дуслык» (г. Кемерово»), Армянская община «Урарту» (г. Кемерово), Кемеровское общество еврейской культуры (г.Кемерово), Таджикский национальный культурный центр «Авиценна» (г.Кемерово), Национально-культурный центр азербайджанцев «Дружба» (г.Мыски), Ингушская община «Вайнах» (г. Киселевск), Яшкинская местная национально-культурная автономия немцев и другие.