В Кемерове опасно ходить в школу

Общественники прошлись по опасным местам школьных маршрутов

06.11.2019 в 07:07, просмотров: 1614

Резонансная гибель самарской девочки многих заставила задуматься о том, что нужно сделать, чтобы не дать повториться подобным трагедиям. Одни начали выступать за усиление карательных мер и требовать возвращения смертной казни. Другие наконец уделили должное внимание профилактике и обратили внимание на безопасность школьных окрестностей. 1 ноября представители Общероссийского народного фронта, органов исполнительной власти и журналисты обследовали маршруты, по которым кемеровские дети добираются до школы. Как оказалось, их путь лежит через опасные недострои, провалившиеся погреба и открытые колодцы.

В Кемерове опасно ходить в школу
Провалы в земле за забором школы №26.

Предварительно активисты регионального отделения ОНФ в социальных сетях призвали школьников и их родителей осмотреться по сторонам и сообщить «фронтовикам» о тех местах, мимо которых детям страшно ходить за знаниями. В результате была составлена карта страшных мест. В списке самых распространенных тревожных обозначений оказались пометки: «нет освещения», «нет тротуаров», «открытые колодцы» и «асоциальные личности»/«наркоманы».

В заброшенной «телефонке»

Школа №74 расположена в Кировском районе, и дорога к ней небезопасна. За школьным забором – заросли кустарника, мимо которых ходят дети. Даже осенью понятно, что летом они встают непроглядной стеной. За ними – аварийный дом. Его должны были снести в ходе жилой застройки района, но что-то пошло не так. Проводить освещение в сторону обреченного строения и облагораживать его территорию властям, видимо, представляется бессмысленным. А дети потерпят.

Еще одно жуткое место вблизи школы – это территория заброшенной «телефонки». Огромное здание старой ГТС сегодня пустует, кроме первого этажа, где разместился продуктовый магазин. Окна остальных этажей полуразбиты и того и гляди полетят вниз на головы прохожих. Вокруг – настоящая свалка, ровным слоем присыпанная битым стеклом. Очевидно, что это место привлекает не только любопытную детвору. По словам жителей, здесь нередко собираются сомнительные личности и происходят драки. Территория вокруг – сплошное минное поле – кругом открытые колодцы. Но все это мелочи по сравнению с кирпичной полуразрушенной пристройкой к основному зданию. Заброшка без окон и дверей ничем не огорожена. Доступ в цокольный этаж открыт. В подвале – опасные бетонные конструкции, кучи мусора, доски и… белый мишка со стразами. Вот оно – детство. Страшно представить здесь ребенка, но очевидно, что выпала игрушка не из взрослых рук….

Это частная территория и частная собственность. В этом году вокруг заброшенного комплекса по каким-то причинам демонтировали ограждение. Представитель территориального управления Кировского района, как бы оправдываясь, рассказал о том, что уже не один месяц в буквальном смысле слова уговаривает собственника принять меры и ограничить доступ на частную (читай – опасную) территорию. Но собственник, который сейчас находится в Томске и лишь изредка наведывается в столицу Кузбасса, рассказывает терпеливым властям о том, что у него нет проекта и он еще не знает, как распорядиться полуразрушенными строениями. А пока хозяин заброшек пребывает в творческих муках, одни любопытные школьники играют здесь в сталкеров, а другие пробегают мимо, зажмурив глаза.

Опасные землянки

Кемеровская школа №26 расположена недалеко от центра города, но безопаснее от этого не стала. Сразу за ее забором – воронки заброшенных и обвалившихся погребов. Отголосок советского времени, когда государство всячески поощряло, призывало и подталкивало население страны к самообеспечению. Тогда и появились эти подземные «объекты» хранения. Никто в то время не требовал их оформления. Так эти землянки и дожили до наших дней – без документов и официального статуса. Страна с тех пор шагнула далеко вперед, а полунищее население продолжает хранить продукты в земляных ямах: достатка многих не хватает на то, чтобы обеспечить себя цивилизованным боксом.

Часть погребов уже заброшена. То ли их хозяева перестали испытывать нужду в таких хранилищах, то ли ухаживать за этими погребами попросту больше некому – владельцев найти не так просто даже с помощью объявлений и официальных уведомлений. Как итог – почти половина погребов в этом году ушла под землю, образовав воронки разной глубины и диаметра. Внизу – мусор, обломки досок, куски арматуры. Глубина приличная, а края обвалов неукрепленные – упасть легко. Скоро все это припорошит снегом, и рассмотреть ямы станет практически невозможно. И хоть директор школы и утверждает, что дети уведомлены об опасности и им категорически запрещено заходить на эту территорию, а погребные кратеры оцеплены красной сигнальной лентой, даже во время присутствия делегации двое мальчишек весело исследовали запретный участок. «В администрацию мы обратились еще в сентябре, все в курсе нашей проблемы, даже МЧС, – рассказала директор школы Татьяна Петрова. – Вопрос не решается, потому что сюда затруднен проезд спецтехники, которая могла бы засыпать провалы. Буквально сегодня в администрации пройдет очередное совещание по этому вопросу».

Механизма решения этой проблемы пока нет. Как нет альтернативы у пожилых пенсионеров, которые десятилетиями пользуются вырытыми погребами. Можно, конечно, войти в правовое поле и изъять неоформленные погреба и у тех, кто их забросил, и у тех, кому они по сей день служат местом хранения нехитрого овощного скарба, без которого пережить сибирскую зиму будет непросто. А можно предложить вариант доступной социальной аренды хранилищ для незащищенных слоев населения, как давно практикуется за рубежом. Но местной исполнительной власти, видимо, проще разводить руками. Прикрываясь гуманизмом, от которого попахивает беспомощностью или нежеланием эту самую помощь оказать, представитель терруправления Центрального района пояснил: «Ну вы же понимаете, там собственность, люди хранят там картошку, мы не можем их выгнать». Но и предлагать ничего не торопятся. Но ведь очевидно, что само не рассосется. Таких погребов по городу немало. И решение властям искать все-таки придется. Продемонстрирует ли муниципальная власть свою зрелость или в очередной раз поступит по отношению к своим согражданам не по-человечески?

Однако погреба – не единственная проблема 26-й школы. На транзитной тропинке, по которой через ее территорию ходят жители близлежащих домов к остановке на проспекте Октябрьском, уже не один десяток лет лежат огромные бетонные плиты. Никто не знает, когда они появились и чем так дороги району, что их никто не может или не хочет убрать. «Сколько себя помню, столько они здесь и лежат, – рассказала местная жительница. – Я и две мои дочери постоянно ходим здесь. Темнота – хоть глаз коли. Мы просто уже привыкли. А если человек мимо пройдет не местный, может и ноги переломать. Я дочерей прошу всегда отзваниваться, когда они проходят участок рядом со школой. Тут тебе и плиты, и гаражный кооператив, и заросли с резким склоном, через которые дети постоянно ходят в школу, и отсутствие какого-либо освещения – в общем, полный набор».

Что делать с выявленными проблемами, участники рейда будут решать на следующей неделе в рамках круглого стола. «Наша акция не заканчивается, она длящаяся, – пояснил сопредседатель регионального штаба ОНФ в Кемеровской области Алексей Редькин. – Мы просим кузбассовцев и дальше присылать информацию об опасных местах вблизи школ. Мы будем реагировать на эти сигналы, а после изучения маршрутов направлять данные об опасных объектах главам муниципалитетов, а также в правоохранительные органы. Хочется верить, что на них последует своевременная реакция до того, как случится какая-нибудь очередная трагедия».