По какой легенде работают кемеровские шашлычки

Что мы узнали, пытаясь понять, как и на каких основаниях работают шашлычные в водоохранной зоне Томи

29.01.2020 в 11:16, просмотров: 2444

Кемеровские шашлычки в районе деревни Красной расположены вереницей на побережье реки Томи. Живописные окрестности обеспечивают популярность этим заведениям. Но вместе с тем предполагается, что их владельцы несут ответственность за загрязнение водоемов, ведь земли, на которых подобные заведения расположены, попадают в водоохранную зону. В редакцию поступил сигнал о несанкционированном сливе канализационных вод одной из шашлычных прямо в реку. И мы решили поинтересоваться, как организованы процессы водоотведения и канализации в прибрежных учреждениях общепита, а также как и кем они контролируются.

По какой легенде работают кемеровские шашлычки

Вы нам не подходите

Для этого пришлось провести редакционный эксперимент и под видом потенциальных клиентов, желающих провести торжество, объехать прибрежные шашлычки. В одном из заведений пообщаться хоть с кем-то нам не удалось: администратора на месте не оказалось, а без него мы в качестве клиента никому были не интересены. Общение с администраторами остальных четырех мест отдыха получилось весьма показательным. В первых двух пока обсуждались вопросы вместимости залов, меню и среднего чека, все было в порядке. Хозяева с удовольствием и радушием рассказывали о своих возможностях и преимуществах. Но как только дело доходило до санитарных норм и неудобных вопросов типа «а как у вас с водой и канализацией» и «можно ли посмотреть документы», настроение собеседников тут же менялось. В одном месте у нас спросили: «А почему мы вам обязаны это все рассказывать и предъявлять эти документы?» А почему нет, если с ними все в порядке? Да и посетитель имеет полное право удостовериться, что санитарно-гигиенические нормы в заведении общепита соблюдаются неукоснительно. Скажем больше, информация о том, является ли заведение экологичным и не наносит ли вреда окружающей среде, уже давно один из важных критериев выбора мест отдыха горожан. Но администратор кафе счел эту информацию совсекретной, при этом явно волновался, нервно перебирал страницы блокнота и не придумал ничего лучшего, как отправить нас в уголок покупателя, где якобы находилась вся необходимая нам информация. Там мы нашли лицензию на продажу алкогольной продукции, документы о регистрации юридического лица и его постановке на учет в налоговой инспекции, а также правила поведения в кафе. Ничего, что хотя бы отдалённо намекало на соблюдение СанПиНов, в этом уголке мы найти не смогли.

Во второй шашлычке улыбчивый молодой человек за стойкой вдохновенно рассказал о прелестях отдыха в их кафе, подобрал нам вариант помещения с «чудесным видом на речку», и мы предварительно договорились по всем параметрам и предоплате. Для разговора о санитарных нормах он пригласил девушку-администратора. Та с серьезным видом выслушала наши вопросы о канализации и жидких коммунальных отходах, молча взяла телефон и вышла из зала. После длительного отсутствия она вернулась и без объяснения причин сообщила, что, к сожалению, в этом кафе вынуждены нам отказать.

 

Мы уже готовы были поверить в то, что «все очень плохо». Но в двух самых дальних и, пожалуй, самых популярных шашлычных нам оставили надежду на то, что «все не везде одинаково». Здесь администраторы после подбора вариантов, услышав вопрос про канализацию и стоки, без тени сомнения провели нам экскурсию, показали сливные ямы и насосы, продемонстрировали расстояние от территории кафе до прибрежной зоны, дали телефон ассенизаторов, которые занимаются откачкой ЖКО. Мы тут же по нему позвонили, и нам подтвердили, что вызовы из этих шашлычных периодически поступают. Вот уж, действительно, если все в порядке, то и скрывать нечего. Мы, набравшись наглости, спросили прямо: «А почему не в речку, как другие?» На что получили логичный ответ, что «в речку дороже»: и по рельефу, чтобы трубу закопать, и по закону штрафы платить.

Эти заведения оказались явно в лидерах нашего «рейтинга», хотя работают они с ассенизаторами без договора, и формально официальным данный способ ликвидации жидких отходов для учреждения общепита назвать вряд ли можно.

Вот и получается фактически, что двум из четырех шашлычек как минимум есть что скрывать про то, куда деваются их сливы и как устроена канализация их заведений. Но если им проще отказаться от крупного клиента, чем показать документы или хотя бы рассказать о том, как они работают с канализационными сливами, то, как говорится, без комментариев... И как минимум думайте, где и что вы едите…

Размахнулись

После нашего маленького эксперимента, во-первых, стало понятно, что не все однозначно, а во-вторых, стало интересно, кто контролирует деятельность подобных заведений, расположенных на берегу реки. Судя по публичной кадастровой карте, все шашлычные, расположенные на улице Ноябрьской со стороны водоема, находятся в зоне с особым условием использования территории (ОУИТ) – они одновременно попадают в пределы прибрежной защитной полосы и водоохранной зоны реки Томи. То есть к пользователям этих земельных участков законом установлены специальные требования, а для ведения хозяйственной и иной деятельности предусмотрен ряд ограничений.

Как сообщили нам в областном Роспотребнадзоре, ширина водоохраной зоны реки или ручья устанавливается от их истока с учетом протяженности:

– до 10 километров – в размере 50 метров;

– от 10 до 50 километров – в размере 100 метров;

– от 50 километров и более – в размере 200 метров.

С учетом длины река Томь имеет в Кемерове ширину водоохраной зоны 200 метров.

Закон смягчился, но остался законом

Основной закон, который регламентирует деятельность физических и юридических лиц в водоохранных зонах, – Водный кодекс РФ. Раньше он был строже и не допускал почти никаких вариантов капитального строительства на таких особых землях, а если и допускал, то только во взаимодействии с органами власти. Не так давно закон смягчился. И теперь «в границах водоохранных зон допускаются проектирование, строительство, реконструкция, ввод в эксплуатацию, эксплуатация хозяйственных и иных объектов при условии оборудования таких объектов сооружениями, обеспечивающими охрану водных объектов от загрязнения, засорения, заиления и истощения вод в соответствии с водным законодательством и законодательством в области охраны окружающей среды». На территории таких строений должны быть оборудованы «сооружения для сбора отходов производства и потребления, а также сооружения и системы для отведения (сброса) сточных вод (в том числе дождевых, талых, инфильтрационных, поливомоечных и дренажных) в приемники, изготовленные из водонепроницаемых материалов». То есть, получается, строить можно, если с умом. Но важно отметить, что для начала строительства в водоохранной зоне нужно иметь разрешение местных властей на строительство и согласование с уполномоченными органами в области охраны окружающей среды и водопользования.

Без порядка

Так кто же контролирует деятельность общепитных заведений в водоохранной зоне? В Роспотребнадзоре Кемеровской области нам сообщили, что вот уже два года ведомством не проверяется деятельность шашлычных – плановых проверок в 2018-2019 годах не проводилось. А неплановых не было, потому как жалоб в Роспотребнадзор на несанкционированные сливы не поступало. Также в ответе ведомства было указано, что контроль за ведением строительства на прибрежной водоохранной территории осуществляют не они, а Росприроднадзор.

Росприроднадзор по Кемеровской области тоже от контроля за ведением деятельности в водоохранной зоне почему-то открестился, сообщив, что в ответе за это не их ведомство, а городская мэрия: «В задачи управления архитектуры и градостроительства входит предоставление разрешения на условно разрешенный вид использования земельного участка или объектам капитального строительства, подготовка и выдача градостроительных планов земельного участка», где и должна содержаться информация об ограничениях использования земельных участков. Наш запрос был перенаправлен природоохранной организацией в горадминистрацию «по подведомственности». Причем о своей контролирующей роли – ни слова.

Все более-менее стало понятно, когда мы прочитали ответ из городской администрации. Мэрия пояснила, что «земельный участок по адресу Кемерово, ул. Ноябрьская, 58а расположен в территориальной зоне ЖЗ – зоне застройки индивидуальными жилыми домами с ограничением использования земельных участков и объектов капстроительства в водоохранных зонах (В). ... Указанные вами адреса: г. Кемерово, ул. Ноябрьская, 70/5, 70/4, 70/3, 70/1 в установленном законом порядке не присваивались. Земельные участки с этим местоположением располагаются в территориальной зоне Р – зоне рекреационного назначения с ограничением использования земельных участков и объектов капстроительства в водоохранных зонах (В)». Но не это главное. Самое важное, что сообщили чиновники: «правообладатели земельных участков (на которых располагаются все пять прибрежных шашлычных. – Прим. ред.) с заявлениями о выдаче разрешения на строительство и на ввод в эксплуатацию указанных объектов общественного питания в управление архитектуры и градостроительства администрации г. Кемерово не обращались. Разрешения на строительство, дающие право осуществлять строительство объектов капитального строительства, в администрации г. Кемерово не оформлялись». Вот так поворот…

В одном из заведений нам пояснили, что кафе действует на основании договора аренды земельного участка, здание некапитальное, без фундамента, поэтому разрешения не получали. Видимо, на таких же легендарных условиях работают и остальные кафе и рестораны на берегу Томи в деревне Красной. Насколько некапитальны принимающие сотни и тысячи кемеровчан шашлычные заведения, судите сами...

А еще городские власти сняли с себя ответственность, сославшись на документы 2014-15 годов, согласно которым теперь распоряжается земельными участками не администрация города, а КУГИ. А нам вспомнилось, что в 2014 году шашлычная «Урарту» на той же ул. Ноябрьской, была снесена именно по иску Управления архитектуры и градостроительства администрации города Кемерово. Основанием для сноса стало «незаконное капитальное строительство и ведение предпринимательской деятельности».

Получается, единственное капитальное здание из всех заведений общепита, расположенных по ул. Ноябрьской было снесено в 2014 году. Остальные сооружения, включая многоэтажные каменные и деревянные здания, как бы стоят без фундамента(!) и считаются времянками. В ином случае они являются самостроем. Вот и опять думайте, в каком ресторане-времянке вы сидите «роскошно» над обрывом.

В итоге скажем главное: понимания ситуации, кто же все-таки контролирует деятельность легальных и нелегальных точек общепита, расположенных в водоохраной зоне, после обращений в причастные к этому вопросу инстанции не прибавилось. Роспотребнадзор сослался на Росприроднадзор, Росприроднадзор скинул все на администрацию города, та умыла руки, переложив ответственность на КУГИ. В итоге так и не стало понятнее, почему шашлычки работают без разрешений и договоров на вывоз ЖКО, а главное – кого интересует этот вопрос, кроме читателя, обратившегося в нашу редакцию.

Зато стало понятно, что порядка в этом вопросе не хватает. Наверное, поэтому общественность так негативно восприняла информацию о строительстве еще одного кафе в водоохранной зоне – на набережной Томи, в самом центре города Кемерово. Интуиция кемеровчан не подводит – после окончания строительства ответственных и контролирующих не наищешься.