Дачный беспредел: оказывается, у вас могут просто отобрать участок

В Кузбассе председатель подарил участок пожилой пенсионерки другим садоводам - как такое возможно?

Представьте: приходите вы с рассадой к себе на участок после долгой зимы, а там ни ваших грядок, ни кустов, ни забора – все перекопано трактором и какие-то незнакомые люди вас на порог не пускают. Им председатель ваш участок подарил. Абсурд из 90-х, скажете вы? Нет, вполне реальная история наших дней, которая каждого садовода коснуться может.

 В Кузбассе председатель подарил участок пожилой пенсионерки другим садоводам - как такое возможно?

Былое

Людмила Ивановна Будянская из Кемерова в свои 82 с лишним года и в страшном сне не чаяла остаться без огорода. Он ей и кормилец, и отрада – пожилая женщина-диабетчица на протяжении 24 лет выращивала там овощи, ягоды и травы, которые помогали ей поддерживать слабое здоровье. Да и смысл жизни придавали. Со стариками так часто бывает: пока любимое дело есть – живут, держатся.

Участок в шесть соток достался ей в далеком 1996 году: местная администрация выделила многодетной матери с ребенком-инвалидом землю в Кемеровском районе. СНТСН «Вишневый сад» сформировался из наделов льготников здесь же двумя годами позднее. То есть садового товарищества здесь еще не было, а земля у Людмилы Ивановны уже была.

«В 1996 году еще не существовало современного реестра недвижимости, он появился только в 1998 году, – пояснила нам Дарья Третьякова, адвокат коллегии адвокатов «Юрпроект». – Однако землю на праве собственности в это время уже предоставляли, выдавая небольшие бумажные «свидетельства». Эти документы имеют равную силу с записями в Росреестре о праве собственности на земельные участки. Если такая бумага не сохранилась на руках, можно запросить ее дубликат или другой подтверждающий документ в местном архиве».

И вот с того самого времени Людмила Будянская свой огородик потихоньку и возделывала.

Все годы она исправно платила членские взносы, не имея на своем участке ни воды, ни света. А в 2016-м задалась вопросом: за что платит, если никакими благами садовой цивилизации не пользуется, и попросила председателя провести хотя бы воду. Но тот просьбу пенсионерки проигнорировал. А потом и вовсе в ходе установки опор ЛЭП забор на ее участке снес, а новый не поставил. Так и огородничала она: без воды, без света, а потом и без ограды. На скромную пенсию новый забор не шибко поставишь… С того времени Людмила Ивановна обиделась на местную садовую власть и совершила ошибку: решила членские взносы в полном объеме больше не платить. Здесь нужно разъяснить, что отсутствие на участке коммуникаций не освобождает садоводов от оплаты взносов, так как члены садовых товариществ несут солидарную ответственность за содержание мест и объектов инфраструктуры общего пользования (дороги, скважины, опоры ЛЭП и пр). А это значит, что пользуешься – не пользуешься, а все, что принадлежит обществу садоводов, содержать нужно. И самое худшее из решений – это перестать платить взносы. Но на тот момент Людмила Ивановна решила, что будет платить только за землю без воды и света. За три года накопила долг около 10 тысяч рублей.

Тем временем к садовой власти пришел молодой, да ушлый председатель Александр Бондаренко. В июне будет ровно год, как он «наводит здесь порядки». И первой жертвой этого «порядка» стала 82-летняя старушка, которую председатель подвинул, будто ее и не было вовсе, а ее участок «подарил». Говорит, что случайным людям. Но очень уж много в этой случайности неслучайного.

Удар в спину

18 мая этого года Людмила Ивановна отправила на участок сына, инвалида с детства, посмотреть, что после зимы нужно скосить, что подрубить, землю к новому дачному сезону подготовить. Сын на участок приехал, а там… новые хозяева. «Все мои посадки повырыли, огород перепахали, инструменты садовые неизвестно где, – со слезами на глазах рассказывает женщина. – Я к председателю – покажите мне документ, на основании которого вы меня выгнали с моего хозяйства? А он мне в ответ: «Мы вас членства лишили, а новым садоводам ваш участок подарили». Представляете? Мой участок! Мою землю забрали и труд 24-летний перепакостили. И все за спиной – меня даже в известность не поставили. Лето на дворе, а я осталась без посадок: ни ягодки, ни кустика не оставили, – причитает бабушка. – И главное – что я всего этого больше купить не смогу…»

Председатель Александр Бондаренко начал довольно бойко, то и дело приговаривая – «я законы знаю», «все по закону». «Да если она дальше скандалить вздумает, да я, да ей», – всех вариантов «законной» расправы над старушкой мы и не упомним, много их было… Но когда дело дошло до конкретных вопросов, наш собеседник, что называется, «поплыл». Выяснилось, что законы он прочитал через строчку и только в тех местах, которые ему были выгодны. К примеру, о самом в этом деле элементарном – законном оповещении члена СНТ о проведении общего собрания по его вопросу. Женщину, действительно, не уведомили, и землю у нее отобрали заочно, председатель этого не отрицает. «Хотел, да не дозвонился», – такой был ответ. Только вот закон №217-ФЗ О ведении гражданами садоводства и огородничества, который через каждое слово упоминает Бондаренко, требует совсем другого. Закон обязывает председателя «не позднее, чем за месяц до дня проведения общего собрания членов товарищества, на котором планируется рассмотреть вопрос об исключении члена товарищества, направить предупреждение о недопустимости неисполнения обязанности, <…> рекомендации по устранению нарушения исполнения этой обязанности, заказным письмом с уведомлением о вручении по указанным в реестре членов товарищества адресу места жительства и адресу электронной почты (при наличии)».

Но этот момент председатель решил не заметить, вероятно, прекрасно понимая, что добром бабуся свой участок не отдаст, а на него, судя по всему, у председателя уже были свои виды. Потому и сценарий перехода участка в «нужные» руки пошел не по закону, а по хотению председателя. Объясняя свою позицию, он, как нам показалось, настолько уверовал в себя-великого властелина садовых участков, что выдавал перл за перлом. «Бог знает, когда она получала эту землю, это был 1996 год, – рассуждает Бондаренко. – С того времени сменился не один десяток председателей. Мне никакая информация не передавалась об ее адресе. У меня ее адреса тупо нет». Действительно, тупо… Все как-то тупо в этой истории. Жаль только, что от этой неприкрытой тупости страдает ветеран, переживший войну, но вынужденный опять воевать за свою землю в прямом смысле этого слова. Потому что для какого-то, с нашей точки зрения, зарвавшегося негодяя закон – не указ.

Но это наше мнение. У Александра Бондаренко на это свой взгляд. По его словам, после нерадивых предшественников он «сам наводил порядки». Навел их так, что в СНТСН нет обязательного по закону реестра его членов с адресами и телефонами, который председатели в обязательном порядке должны были составить и предоставить в администрации районов и налоговые органы до 1 января 2019 года. Интересно, выполнено ли это требование председателем СНТСН «Вишневывй сад», и если да, то что указано в графе «Людмила Будянская»?

Для кого-то «закон – что в поле звон». Вот и новый председатель, похоже, возомнил, что решения он может принимать без лишней бюрократии: решил отобрать у бабки участок – сделал. Получилось, правда, тупо. Но, как говорится, на что мозгов хватило…

Протокол общего собрания, которое, по словам председателя, прошло 10 мая в неизвестной доселе форме «совместного присутствия», для ознакомления Людмиле Ивановне тоже направлен не был. По тем же «веским» причинам – «а зачем» и «а куда»? А мы бы добавили, что высылать-то там, похоже, нечего. Во всяком случае, то, что прислал нам председатель – это не протокол, а бумажка без подписей. Но ничего другого выслать он не смог. Может, потому что просто подписей нет, а не подделывать их мозги все-таки нашлись. А может, всё это и появится еще… Тут не угадаешь.

В бумажке представленного протокола одним из пунктов повестки значится «лишение Людмилы Ивановны Будянской членства в СНТСН». В качестве оснований для исключения – два законных пункта: первый – это неуплата членских и целевых взносов, а второй – содержание используемого ей садового участка в ненадлежащем виде. Редко, говорит Александр, Будянская последнее время в огород приезжала, за садом ухаживала плохо.

Действительно, почти весь 2019 год Людмила Ивановна провела в больнице. Но про участок не забывала. Сюда приезжал её сын, картошку, морковку садил, ягоды собирал. Насколько всё было запущено, оценить мы не можем – «новые хозяева» уже через пару дней после якобы проведенного собрания сравняли всё с землей.

«А я что, в каком-то социалистическом соревновании? – задается справедливым вопросом Людмила Ивановна. – Я когда захочу, травку полью, когда захочу – сорву. Без отчета перед кем-то. Сколько там кусточков есть, все мои, все плодоносят. Это мои продукты и мои труды. А положение председателя обязывает нас оберегать, а не грабить. Несмотря на свой статус, он же не имел права и гвоздя ржавого на моем участке взять…».

У сильного всегда бессильный виноват

Сейчас по заданию участкового Людмила Ивановна составляет опись имущества, которое бесследно исчезло вместе с посадками. «Ревень, клубника, малина, облепиха, мята, пионы, крыжовник…» – восстанавливает по памяти список погибших растений старушка. И каждый пункт – как ножом по сердцу. «Он (участковый. – Прим. ред.) меня спрашивает – сколько стоят ведра, бочки, лопаты да другой инструмент? Да кто ж их оценивал? – плачет бабушка. – Да, они старенькие. Но пусть хоть дырявые и никуда не годные, они же мои, он не имел права их трогать и меня оскорблять… Не имел».

Зато председатель снова не видит в своих действиях преступления, нарушения имущественных прав тоже не усматривает. На вопрос об описи и передаче личных вещей без тени смущения ответил: «Участок был пустой. Бочек в бурьяне я не увидел. А саженцы? Что саженцы? Они что, документально оформлены? Кто сказал, что это собственность? Участок был некошеный, там не понятно, что было. А ягода почти дикая, кто ж дикую ягоду в лесу описывает».

Понимаете? Он заведомо уверен, что бабушка НИЧЕГО НЕ ДОКАЖЕТ. Чистый мерзавец, что, по словарю Ожегова, означает подлый человек, негодяй. И это наше мнение.

Может, члены «Вишневого сада», прочитав этот текст, разделят его с нами, сделают правильные выводы и в ближайшее время на каждый свой куст заведут паспорт. Иначе при таком председателе как потом будут убеждать, что посадки у них не дикие, а домашние.

И хочется, и колется...

Когда запахло жареным, Александр Бондаренко сказал нам, что для сохранения собственного председательского лица готов на подвиг – старушке вместо ее «брошенного» участка с барского плеча предложить другой брошенный, а долг и вовсе простить и начать финансовые отношения с чистого листа. Вот так легко: хочу – казню, хочу – долги прощаю. Интересно, кому еще и сколько долгов «простил» новый председатель? Ой, не завидуем мы членам этого СНТСН: кто-то платит, а кому-то прощают….

Да и в чем смысл рокировки участков, мы догадались сразу – бабушкина земля, выданная в «лохматом» 96 году, находится в козырном месте – на 2-й аллее, а другие брошенные – на задворках и неудобице. Видимо, поэтому желающие на него нашлись сразу. Но, скорее всего, вначале нашлись желающие, а потом «радетель за порядок» бабулю просто подвинул… Брошенных и неухоженных участков у него порядка 80. Выбирай – не хочу. А выбрали именно тот, который принадлежал беззащитной больной пенсионерке. «Проще было», – оговорился в беседе председатель. Конечно, проще выжить с земли старого инвалида, чем бодаться с юридически подкованным садоводом, который и хорошего адвоката себе позволить может, и в суд пойдет, не задумываясь.

В общем, в показаниях председатель путается, себе противоречит, информацией не владеет. И не только адресами садоводов. Не смог он нам озвучить ни точного количества должников за прошлый год, ни общей суммы задолженности, ни числа тех, кто по этим причинам был лишен права пользования землей по аналогичной с бабушкой схеме.

Людмила Ивановна руки не опускает. Она написала жалобу в полицию и прокуратуру о незаконном завладении землей. Сейчас по данному делу проводится прокурорская проверка, параллельно обстоятельства произошедшего выясняют правоохранительные органы. И мы очень надеемся, что подобный прецедент с участием ветерана будет ими оценен должным образом, чтобы другим повадно не было.

«Землю можно будет вернуть через суд, подав иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения, – отметила адвокат Дарья Третьякова. – Ответчиками будут новые владельцы участка. И даже в том случае, если у члена СНТ нет ничего, кроме членского билета, кандидата на исключение из товарищества обязаны оповестить соответствующим образом. Если эти формальности не были соблюдены, необходимо обжаловать решение о прекращении членства в районный суд по месту нахождения СНТ. Перед этим обязательно нужно запросить копию решения общего собрания – председатель обязан его выдать».

У пенсионерки все шансы вернуть и членство (если оно ей нужно, хотя, чтобы вести хозяйство в СНТ, вовсе не обязательно быть его членом), и землю, и потребовать всяческих компенсаций.

Мы предлагали Александру Бондаренко решить вопрос в досудебном порядке. Но председатель вернуть землю отказывается – несерьезно, говорит, заднюю давать. Пусть судится, говорит. Видимо уверен, что у бабушки ни денег, ни сил на судебные тяжбы не хватит и вступиться за нее будет некому.