Выход из карантина это и есть наше оружие?

Почему ограничения в Кузбассе снимают на фоне роста числа заболевших ковидом

25.06.2020 в 08:27, просмотров: 567

Еще несколько дней назад 61, 58, 75 суточных зараженных в Кузбассе. Это вторая волна или ещё первая «на пике»? Мы безоружные идем на заразу или выход с карантина – это и есть наше оружие?

Выход из карантина это и есть наше оружие?

С 18 мая открыли летние веранды кафе и ресторанов, отменили так и не ушедшие в массы цифровые пропуска. 29 мая власти сообщили о практически полном восстановлении прежнего ритма жизни: с 1 июня разрешили почти все, за небольшим исключением и с соблюдением масочного режима и дистанции. Но после этого в сводках оперштаба не раз фигурировало больше 60-70 инфицированных за сутки. Конечно, это несравнимо меньше, чем у соседей в Красноярском крае, где количество выявленных больных за сутки доходило до 504 человек, и в Новосибирской области, где зараженные посуточно исчисляются сотнями, смертность фиксируется практически ежедневно, а ограничения также снимаются.

Но люди, не усматривая логики в происходящем, бурно обсуждают меры противодействия коронавирусу. В социальных сетях, личных беседах, да и просто при встрече вопрос: «Что у нас происходит?» – наверное, второй по популярности после «как дела?». Официальных разъяснений, да и вообще, любой мало-мальски приемлемой информации, объясняющей людям, почему, когда десять зараженных каждый день, ничего нельзя, а когда 75 – все можно, не поступает. Официальные источники на этот счет молчат.

Не ошибемся, если скажем, что практически чуть ли не единственным информационным прорывом в этом плане стало откровение кемеровского хирурга Данила Наумова.

«Самоизоляцию отменяют, люди выходят на работу, ТРЦ, кинотеатры и т.д. открывают. Вы спросите, почему и зачем? Смысл самоизоляции в основном в том, чтобы замедлить заболеваемость, пока формируется оточенный план работы с инфекцией, строятся новые пункты приема больных, составляются чек-листы, поиски вакцин, денег на все это и т.д., – написал 7 июня в своем посте в Instagram молодой врач. – Критичного роста, наоборот, не выявляется, и регион, конечно, готов: открыты дополнительные отделения, закуплена аппаратура, сформирован четкий план работы. Всё-таки ни для кого не секрет, что самоизоляция – это тяжелый удар по разным уровням экономики края, поэтому постепенное восстановление вполне закономерно. Главное – это контроль за собой».

Информации на этот счет, отметим, нет не только в Кузбассе, но и за его пределами. Иначе не объяснишь, что разъяснения кузбасского врача «ушли в народ», их под заголовками «Кемеровский хирург объяснил, почему самоизоляцию снимают по время пандемии» растиражировали даже федеральные СМИ, они гуляют репостами по сети.

Так что же послужило причиной снятия карантинных ограничений в Кузбассе? Может быть, то, что самый урбанизированный сибирский регион весь период пандемии гордо держался на лидирующих позициях по числу зараженных на сто тысяч населения? И даже В.В. Путин хвалил губернатора за оперативное принятие решений в этом вопросе.

Мы обращались с просьбой разъяснить причины и цели снятия ограничений на фоне роста количества заболевших во все причастные структуры, направили запросы, будучи уверенными в том, что дать разъяснения они просто кровно заинтересованы. Но мы ошибались. Вначале начался пинг-понг с перебрасыванием ответственности друг на друга. Затем в последний день отведенного законом семидневного срока на предоставление информации мы получили из Роспотребнадзора классическую отписку. Весь их ответ сводился к тому, что региональные структуры все выполняют чётко по инструкции сверху, а именно по методическим рекомендациям Федеральной службы.

С теоретической методичкой мы, конечно, были знакомы и знаем, что коэффициент распространения инфекции в России выводится особой формулой: Rt (число зарегистрированных больных за последние 4 дня разделить на число зарегистрированных больных за предыдущие 4 дня).

Мы ждали от владеющих информацией специалистов конкретных цифр, аргументов и разъяснений для населения. Региональное Управление Роспотребнадзора предоставило нам скудные данные, но не разъяснения, лишь со второй попытки после настоятельных просьб, хотя мы так и не поняли, что в них секретного. В любом случае, вот официальные данные по Кузбассу, на которые ориентируются специалисты в поэтапном снятии ограничительных мер. Кузбасс на 17 июня, согласно рекомендациям Роспотребнадзора, находился на II этапе:

– Rt – 0,43 (должно быть < 0,8);

– СКФ – 114,5 %, что означает: у нас свободных коек больше, чем требует нормативная потребность;

– охват тестированием – 212,8 на 100 тысяч человек в регионе (должен быть не менее 90).

Но дело в том, что показатели Rt в Кузбассе постоянно варьируются и в последнее время идут в значительный рост. Пользуясь формулой и ежедневными сводками о количестве новых зараженных в Кузбассе, мы самостоятельно посчитали значение коэффициента Rt. И исключительно по нашим расчетам, на момент снятия первых ограничений, о которых властями было объявлено 29 мая, Rt составил 1,2. На первом этапе он должен составлять <1. Тогда мы взяли более ранние даты: 25 мая он составлял 1,1, ещё раньше, 20 мая – уже 0,8. На момент написания материала, 21 июня, Rt, по нашим расчетам, составлял 3,2.

По данным на 21 июня, с начала пандемии в регионе COVID-19 заразились 1352 человека, за последние 4 дня – 253, что составляет практически 20% от общего числа инфицированных за все время.

Понятно, что решения о снятии ограничений принимаются по данным не за один день, и с учетом показателей СКФ и охвата тестированием, по которым у нас немалый запас прочности. Но, помимо трех основных, существуют ещё три дополнительных фактора:

– уровень летальности от COVID-19;

– уровень заболеваемости внебольничными пневмониями в сравнении со среднемноголетним уровнем;

– доля лиц, имеющих иммунитет к коронавирусной инфекции.

Со смертностью вопрос в Кузбассе неоднозначный. Некоторое время мы занимали лидирующие позиции в печальном рейтинге по летальным исходам с диагнозом COVID-19 среди сибирских регионов. Кроме того, в соответствии с последними методическими рекомендациями Минздрава, в статистику летальности от COVID-19 не входят умершие, у которых коронавирусная инфекция была сопутствующем заболеванием. Также Минздрав не так давно сообщил о том, что бессимптомные зараженные более не учитываются в общей статистике. По каким причинам появились эти нововведения именно после снятия ограничений – нам неизвестно.

Уровень заболеваемости внебольничными пневмониями в сравнении со среднемноголетним уровнем нам выяснить так и не удалось. А относительно доли лиц, имеющих иммунитет к коронавирусной инфекции, региональное Управление Минздрава ответило, что в 0,8 % из всех проделанных тестов выявляются серопозитивные результаты.

Что в итоге? На просьбу объяснить с медицинской точки зрения послабления на фоне роста заболеваемости Минздрав кивает на Ропотребнадзор, мол, «мы лишь исполняем постановления»; Роспотребнадзору не до разъяснений, а оперштаб по борьбе с распространением коронавирусной инфекции в Кузбассе – это странички в социальных сетях с горячей линией без обратной связи.

В итоге людям так и остается непонятным, по какой причине количество зараженных в Кузбассе стало расти после ослаблений режима самоизоляции, зафиксирован ли выход на так называемое плато заболеваемости или пик еще не пройден, а главное, почему число зараженных растет, а ограничения снимают.


|