Не все так плохо: в жизни всегда есть место доброму слову

Наши читатели рассказали трогательные истории человеческой благодарности

30.06.2020 в 12:37, просмотров: 979

В наше время часто приходится слышать о том, что люди стали циничнее, что в современном мире не то чтобы подвигу, доброму слову места нет. Есть! Мы проверили.

Не все  так плохо: в жизни всегда есть место доброму слову

Газелист нынче не тот?

Ирина Ринина: «Говорят, газелист сегодня не тот пошел. Частники-грузоперевозчики цену подняли, чуть ли не монополию установили, понижать планку не планируют, лишних забот на себя не берут, выбора клиенту не оставляют. В общем, запугали меня, неопытную, люди бывалые. И вот пришел мой час грузовую машину нанимать. А что делать – доски для пола в строящийся дом везти нужно, а в дачный прицеп 75 четырехметровых дровин при всем желании не упаковать, пришлось вызывать «Газель».

Ко мне приехал эдакий загорелый усатый джигит с соответствующим акцентом и улыбающимися глазами, в уютном возрасте лет около 50. По-кавказски добродушный, разговорчивый и обстоятельный. С такими спокойно, сразу понимаешь – не пропадешь.

Когда он прибыл на место за 30 минут до назначенного времени, я хотела было спросить, за чей счет дополнительное время, но постеснялась, тем более что мой помощник отсиживаться в кабине не стал, деловито осмотрелся, задал вопросы по делу, а потом, видя мою неопытность, и вовсе взял бразды руководства процессом на себя. Я их отдала безропотно. И не пожалела ни разу. Вначеле, если бы не мой помощник, я имела все шансы уехать без 10 досок. Оказывается, это привычная практика на лесопилке – с десяток, а то и больше досок в кузов не доложить. Но об этом я узнала позже. А тогда именно водитель «Газели» такому недосмотру не дал случиться. Он, как мне казалось, особо-то и не считал, но на 50-й доске, услышав от грузчиков, что в кузове их уже 60, остановил процесс и настоятельно попросил пересчитать и доложить. Лиственницу в руках со знанием дела покрутил – качество пиломатериала проверил, – одобрил.

Машинку нагрузили знатно. По дороге ко мне пришло осознание того, что два крепких хлопца, которые 75 досок в кузов вдвоем больше 20 минут загружали, с нами не поехали. А, оформляя заказ, я легкомысленно подумала: «75 каких-то дощечек! Делов-то! Сама скидаю». Погорячилась… Ехала и в голове прокручивала стратегии, как я одна этот увесистый пол таскать буду. Но спаситель мой и тут выручил. Казалось бы, в обязанности водителя разгрузка машины не входит. Но он без просьб и намеков помог все доски выгрузить и ровными штабелями сложить.

После того как дело было сделано, я с замиранием сердца подошла узнать, сколько же я должна за 2,5 часа оговоренной работы и внеплановой помощи. Ожидала услышать сумму, кратную запланированной, в голове навязчиво крутились предостережения знакомых о зарвавшихся газелистах. Но водитель посмотрел по своему таксометру и выдал цену без всяких надбавок. Дай, думаю, поблагодарю человека за отзывчивость. Предложила ему сумму чуть больше озвученной. Улыбка тут же сошла с его лица, деньги он резко отодвинул со словами: «Людям помогать нужно!» Обиделся. «Давайте, я хоть телефончик у вас возьму!» – говорю, может, посоветовать кому смогу такого замечательного человека. А он растерялся и не в шутку, а всерьез отвечает: «У меня жена, двое внучек…». Но когда убедился, что цели у меня исключительно профессиональные, номер-таки дал.

Так что газелист, может, и не тот нынче пошел, а мне именно тот попался: настоящий, отзывчивый и искренний. Который участие проявил, по-человечески помог и веру в газелистов сохранил. Номер машины и номер телефона называть не буду, чтобы рекламой не посчитали, а вот имя скажу – Ваграм Багдасарян. Добрым словом теперь его вспоминаю и точно знаю, что остались на свете те, кто просто так людям помогает».

«Мне туда нужно!..»

Надежда Галанина: «Мой сын выпустился из детского сада четыре года назад, но я до сих пор с благодарностью вспоминаю нашу чудесную воспитательницу Денеко Оксану Александровну. Была б моя воля, я бы ей присудила премию «Сердце отдаю детям». Такой искренней и всеобъемлющей любви к чужим детям мне видеть не приходилось.

Оксана Денеко. Фото из личного архива героев материла.

Оксана Александровна пришла в наш детский сад «Почемучка» нянечкой. А потом руководство, оценив ее желание работать с детьми, предложило ей стать воспитателем. К ребятишкам она к тому времени уже прикипела и потому согласилась.

Мне запомнилась одна фраза Оксаны Александровны. Она как-то сказала: «Я столько всего знаю, мне нужно столько успеть вложить в этих малышей, а у меня так мало времени до выпуска». И ежедневно с утра до вечера давала и вкладывала, не жалея себя. Мы шли каждое утро в садик и не предполагали, какой очередной сюрприз нас ждет. Она устраивала с детьми игры, квесты, песочные эйфории, строила, лепила, рисовала, а однажды сконструировала огромную туфельку Золушки, которую предлагала примерить мамочкам в преддверии восьмого марта. А какой она макет города Кемерово с целыми районами из папье-маше сделала! Он долгое время стоял в кабинете у директора. Может, и сейчас стоит. Ребятишки в ее группе все время пилили, строгали, лепили, клеили. Ко Дню Победы они сделали карту войны с основными историческими вехами и детскими черно-белыми фотографиями в военной форме. Это сегодня нас не удивишь такими тематическими фотосессиями, а тогда, лет семь назад, это было ноу-хау. Оксана Александровна нарядила 3-4-летних девчушек в санитарок, мальчишек – в солдат. Где-то нашла маленькую форму, подшила ее. А ребятишки в ней такими серьезными стали, даже суровыми, как будто прочувствовали все горести войны. Не знаю, как она это успевала придумывать и реализовывать, потому что у нее есть своя семья, муж, двое детей, один из которых – ровесник моего сына.

И что важно – ее никогда не раздражали ни родительские промахи, ни детские шалости и капризы.

Однажды мой сын не захотел надевать зимнюю куртку, когда на улице выпал первый снег и стало морозно. Так в садик и пошли в осеннем комбинезоне. Воспитатель, встречая нас, заметила: «Что-то вы легко одеты…», и я поделилась с Оксаной Александровной, что не смогла убедить сына надеть теплую куртку. Она сказала одно слово: «Поняла». В обед раздался телефонный звонок от воспитателя. Взяв трубку, я услышала радостный голос сына: «Мама, принеси мне вечером зимнюю куртку! Пришло время одеваться теплее».  

А однажды я пришла в садик за сыном самая последняя, серьезно задержалась на работе. Воспитатели обычно не любят, когда родители приходят позже семи часов вечера. Захожу на территорию, выглядываю из-за угла, а Оксана Александровна гуляет с моим сыном, они за ручки держатся как старые друзья, размахивают, улыбаются, о чем-то мило беседуют… Счастливые такие!.. Не напоказ, а искренне, изнутри.

Говорят, однажды Оксана Александровна собиралась уйти из детского сада. Сходила в детский дом и решила, что она там будет нужнее. «Мне туда нужно!..» – твердила она руководству. «Мне туда нужно» – в этом весь человек. Ее остановили методисты и мы, родители, сказав, что без нее нам никак.

И это лишь малая часть той глобальной работы и искренней любви, которую Оксана Александровна продолжает дарить детям. И я очень рада за тех ребятишек, которым в начале их жизненного пути посчастливится познакомиться с этим чудесным воспитателем! Оксана Александровна, от всего сердца спасибо Вам!»

История замызганной сумки

Фома Неверов: «В конце марта встречался с коллегой в одном кемеровском ресторане. Никогда не отличался рассеянностью, а тут вдруг оставил сумку с дорогими сердцу и бюджету планшетом «Хуавей» и повербанком на 10000 мАч. Оставил и даже ухом не повел, не ёкнуло нигде ни в тот же, ни на следующий день. Дело было как раз в тот период, когда в Кузбасс только-только пришел коронавирус и все начали самоотверженно поливаться спиртом и самоизолироваться. Я тоже самоизолировался более-менее надёжно и не вспоминал о планшете, потому что дома им почти не пользуюсь, а пользуюсь на таких вот деловых встречах в ресторанах, где можно потратить 150 рублей на вкусный латте и обсудить любые вопросы в спокойной обстановке – столики в ресторане были достаточно изолированы ещё до чумы с холерой.

И вот почти неделю ищу планшет, вспоминаю, куда мог его сунуть и где оставить. Движение по логической цепочке привело в ресторан. Звоню туда. Девушка обнадеживающе просит перезвонить и обещает проверить в сейфе. Перезваниваю – чёрт побери, они неделю хранили мою замызганную сумку с планшетом и повербанком! Да, там ещё в боковом кармашке лежал зарядник – у «Хуавея» такой разъём, какого нигде не сыщешь. Впрочем, зачем мне зарядник без «Хуавея».

Спасибо вам! Я, болван, забыл спросить имя этой дружелюбной милой девушки, бережно хранившей в сейфе мою сумку. Добрые люди сообщили, что ее зовут Ксения.

Ксения Кулёмина. Фото из личного архива героев материла.

И да – это ни разу не реклама! Просто приятно, что кемеровские заведения заботятся о своей репутации. Надеюсь, бизнес «Мамы Ромы» устоит в кризис».

Хранительницу замызганной сумки наша редакция разыскала. Ее зовут Ксения Кулёмина. Спасибо ей и от нас.

Тронуться так, чтобы не тронуться

Наталья Филипова: «Когда я только получила водительское удостоверение и начинала помаленьку ездить по дорогам нашего города, со мной произошла следующая история. Дело было зимой. На дорогах – гололед. 7 часов вечера. Я с моей мамой еду на своей любимой «четверке» по проспекту Химиков от бульвара Строителей в сторону улицы Ворошилова. Все, наверное, знают это место, где светофор расположен на подъеме в горку. Так вот, сижу, рулю, довольная, счастливая – сама забрала маму с работы, едем домой не на автобусе, на собственной машине – все просто замечательно. И надо ж такому случиться, что перед нами загорается красный сигнал светофора. В самом неподходящем для новичка месте. Я остановилась без паники (в автошколе-то я горку сдала на отлично). Одного не учла – участок этот мои предшественники отшлифовали до зеркального блеска. Загорается зеленый, я делаю всё, как обычно, а тронуться с места не могу – лед под колесами… Раз, второй, третий… Все едут, а я буксую на месте. Страшно, но виду не подаю, чтобы маму не напугать. Понимаю, что нужно сдавать назад, но по зеркалам вижу, как в темноте на меня со всех сторон ползут горящие фары… Чувство, что машины, как нашествие жуков, со всех сторон приближались ко мне, прижимались, объезжали, в общем, фары, фары, фары... (вы же помните – вечер, темно).

Стою, не знаю, что делать. Через закрытые окна не очень звукоизолированной «четверки» слышу советы неравнодушных более опытных водил. «Колеса лысые, нужно развернуться и уехать другой дорогой», – кричал один. «На такой машине вообще нельзя ездить», – поделился бесплатным полезным советом другой. А кто-то и по матушке мне помогает. А мне страшно, слезы на глаза наворачиваются от беспомощности, но нужно держать себя в руках (про маму тоже помните). Хотя ей и без меня страшно, она тоже не понимает, как выйти из этой ситуации – охает, ахает, собиралась выйти толкать и разгонять машины. Я изо всех сил держу себя в руках, уверяю ее, что все нормально, один раз даже получилось тронуться, но не успела – опять загорелся красный. Не знаю, чем бы все это могло закончиться, но, на мое счастье, с нами поравнялась машина ГИБДД. В ней находились два парня в форме. Узнав у меня, в чем дело, они сказали сдавать назад. Я кричу: «Я боюсь!» Они: «Мы с тобой! Делай так-то и тот-то». В итоге, благодаря им я смогла сдать назад, а потом потихонечку тронуться и проехать этот злополучный светофор. До пересечения с Волгоградской они ехали со мной параллельно, сопровождали и подбадривали, после чего крикнули в окошко: «Всё нормально?» Я в ответ лишь кивнула. Машина ГИБДД прибавила газу и скрылась в темноте так же неожиданно, как и появилась. Вы даже не представляете, как я им была благодарна! Мы с мамой наперебой вслух желали им самого наилучшего, что есть в жизни. Конечно, я понятия не имею, кто они, и даже не запомнила номер патрульной машины. Но, если вдруг кто-то из них прочитает эту статью и узнает в ней себя, знайте: моя благодарность не имеет границ!»


|