Куда и почему исчезают детские площадки из кемеровских дворов

По правилу саперной лопатки

30.07.2020 в 12:47, просмотров: 1165

В Кемерове, хотя, думаем, не ошибемся, если скажем, что и по всему Кузбассу из дворов стали пропадать детские площадки. Уходят детишки в сад, а их родители на работу, возвращаются – а площадки как не бывало. Демонтировали и увезли… Кто, куда, а главное – на каком основании, разбирался наш корреспондент.

Куда и почему исчезают детские площадки из кемеровских дворов
Детские площадки исчезают с придомовых территорий днем, без согласования с жильцами.

Демонтаж по-кемеровски

Практика столь кардинальных решений в Кемерове не нова. В прошлом году мы писали о дворе дома по ул. У. Громовой, 17, где почти двадцать лет дети играли в бетонной песочнице. Теряли в ней зубы, набивали шишки, травмировались и даже становились инвалидами, но никого это не волновало. Только после того, как на суровую железобетонную песочницу обратили внимание журналисты «МК в Кузбассе», управляющая компания решила проблему просто: на следующий же день после нашего визита во дворе не осталось ни-че-го. Опасную песочницу убрали, а вместе с ней и качели, и беседку, и горку… Дети остались совсем без придомовых развлечений, а жильцы теперь ищут виноватых среди соседей, пеняют домкому: зачем, мол, жаловались, сидели бы тихо.

Принцип «не буди лихо, пока оно тихо» испытал не себе еще один кемеровский двор, домком которого имел неосторожность указать УК на аварийную качелю во дворе. Реакция та же: вместо того, чтобы отремонтировать, управляющая компания решила, что себе спокойнее просто выдрать с корнями весь комплекс – двор полностью лишился детской площадки.

– Как же так? Получается, что обращаться в УК – себе дороже? Получается, либо пользуйся поломанной качелей, либо никакой? Я уже сто раз пожалел, что мы с мужиками сами не вышли и не подлатали качельку – стояла бы себе, детишек радовала, – сокрушается домком. – А теперь одно недовольство. Вы разъясните остальным, что это – настоящий капкан для домкома. Как только на площадку пожалуешься, так ее не станет, а ты виноватым и останешься».

Справка МК

Рассказываем, какими федеральными и областными программами могут воспользоваться кузбассовцы, чтобы в их дворах появились детские площадки:

1. Федеральная программа «Формирование комфортной городской среды», которая действует в рамках нацпроекта «Жилье и городская среда» и рассчитана на 2018-2024 годы. Согласно этой программе, строительство детских спортивно-игровых площадок входит в перечень дополнительных работ и предполагает следующие условия софинансирования: жильцы оплачивают 90% стоимости площадки, а 10% получают из федерального бюджета.

2. Региональная программа «Комплексное развитие сельских территорий Кузбасса», которая входит в госпрограмму «Комплексное развитие сельских территорий» и действует с 2020 до 2025 года. Программа распространяется на территорию кузбасских сел и деревень. Возведение детских площадок осуществляется в рамках мероприятий по улучшению жилищных условий селян за счет федеральных, областных, муниципальных и внебюджетных средств.

3. Инициативное бюджетирование «Твой Кузбасс – твоя инициатива». Выступить с инициативой установки детской игровой площадки может любая группа граждан. В областном бюджете ежегодно предусматривается по 125 млн рублей на реализацию проектов. Средства на проекты распределяются по результатам конкурса. В случае победы на конкурсе субсидия на один проект составит не более 1,25 млн рублей из областного бюджета. Местное финансирование, включая взнос жителей, обязательно.

4. Кроме того, в регионе действует областная акция по инициативе губернатора Сергея Цивилева, по которой до 2021 года планируется установить 100 детских площадок в разных городах Кемеровской области.

Получается так… Но, должны сказать, что «не жаловаться» тоже не помогает. На улице Красной, 18 до недавнего времени была детская площадка. Жильцы дома на нее не жаловались. Наоборот, своими силами поддерживали ее существование, красили, рисовали цветочки. Она была аккуратная и всеми любимая – на ней играли родители, а сейчас уже их дети.

– Наша детская площадка была единственной на три дома, – рассказала жительница дома. – Сюда прибегали играть ребятишки из соседних дворов и даже школы. Но однажды утром мы проснулись и увидели, что сотрудники УК пилят наши качели. Никаких объявлений, уведомлений и уж тем более согласования с нами не было. Большая часть жильцов в это время находилась на работе. Видимо, на это и был расчет – чтобы никто не смог оказать сопротивление. К работникам подходили бабушки и даже дети, спрашивали, что они делают и зачем убирают качели. Ответ был один – убираем по распоряжению ГЖИ. Сказали что-то про покрытие, которое должно быть мягким, резиновым, а у нашей площадки его нет. Она действительно была где-то покрыта плиточкой, где-то травой и песком. Но разве не правильнее было бы купить покрытие и положить его?.. Ведь в целом наша площадка была вполне безопасной. Да и зачем теннисный стол убрали, не понятно. Когда же я спросила, где нам теперь гулять с детьми и внуками, мне ответили – идите в парк, добавив, что скоро все старые детские площадки в городе будут снесены».

Шапка не горит

Управляющие компании, считая, что сделали правое дело, от своей причастности к сносу даже не думали отказываться. Правда, в РЭУ-7, который обслуживает дом на Красной, 18, нам вначале сообщили о том, что сделали это по указанию ГЖИ. Якобы Госжилинспекция сказала снести, они и не смели перечить. Но ГЖИ соучастником УК стать не захотела и отказалась от столь вольной интерпретации своего требования привести площадку в соответствие с нормативами. В ведомстве сообщили, что никогда подобных предписаний с формулировкой и требованием о демонтаже или сносе не давали. Единственное, о чем может попросить надзорный орган – так это о приведении детских площадок в соответствие с ГОСТом. «А чего там приводить в соответствие, – ни секунды не замешкавшись, сообщила нам директор УК «РЭУ-7» Елена Поряднова. – Эта площадка 90-х годов, на нее даже техническая документация не сохранилась». Только вот не смогли в УК ответить что-либо внятное на то, что даже старенькое и не соответствующее ГОСТам имущество является общедомовым, а значит, все, что так бесцеремонно вывезли работники УК, принадлежало каждому из жильцов. И решение сносить или ремонтировать площадку должно приниматься собственниками на общедомовом собрании, а не единолично управляющей компанией, которая обслуживает дом, но никак не хозяйствует. Получается, площадку у жильцов просто украли?

Не смогли в УК с ходу ответить и на вопрос, сколько ими снесено детских дворовых комплексов и где хранится демонтированное общедомовое имущество. Жильцы предоставили в редакцию фотографии, на которых видно, что на демонтаж в их двор техника приехала уже груженой. Мы хотели лично посмотреть на кладбище детских площадок, но УК экскурсию провести отказалась – говорят, карантинные меры строго выдерживают, личных приемов и экскурсий не ведут. А может, все проще, и демонтированные детские площадки отправляется прямиком в пункты приема чермета? Тогда где деньги?

Площадка на Красной, 18 и Горомовой, 17 – далеко не единственные жертвы жилищников-радикалов. Ул. Дзержинского, 9а, пр. Ленина, 49, ул. Ворошилова, 5б – в редакцию продолжают поступать все новые и новые адреса домов, жильцы которых, вернувшись с работы, не досчитались в своих дворах детских площадок.

И их ждет еще один неприятный сюрприз. Всем им предстоит изрядно потратиться, чтобы в их дворах снова запели качели, малышня умилительно завозилась в песочницах, а по теннисному столу запрыгал мячик. Детская площадка со стандартной комплектацией, состоящая из песочницы, качели, горки, карусели, игрового домика и турника вместе с монтажом и благоустройством территории стоит порядка 300-400 тысяч рублей. Плюс стоимость того самого безопасного резинового покрытия – от 790 до 1150 рублей за квадратный метр. Итого примерно полмиллиона. И 90% этой суммы жителям нужно будет оплатить самостоятельно, если они решат это сделать по Федеральной программе «Формирование комфортной городской среды». То есть в доме, где проживает порядка 90 жильцов, каждому придется оплатить примерно 5 500 тысяч рублей. Но если бы жильцам, как в случае с ул. Красной, 18, нужно было установить только резиновое покрытие, то необходимая сумма была бы в пять раз меньше. Разница очевидна. Но у управляющей компании свой интерес и свои предпочтения. Можно ли остановить этот процесс? И должен ли кто-то ответить за происходящее?

Надо бороться

Этот вопрос мы задали ведущему юристу коллегии адвокатов «Юрпроект» Евгению Георгинскому. «Жильцам, безусловно, следует обратиться в ГЖИ и правоохранительные органы, – отметил Евгений Георгинский, – так как речь, скорее всего, идет о хищении общедомового имущества. Решение о сносе или ремонте дворовых детских площадок должно приниматься жильцами на общем собрании, но никак не управляющей компанией, в задачи которой входит лишь обслуживание этого имущества. После того как участковым будет установлен виновный в сносе, собственникам будет нужно направить претензию в УК с требованием восстановить площадку за собственный счет. Если вдруг компания откажется от выполнения этих требований, нужно добиваться защиты собственных прав через суд».

Слышали про солдатский принцип саперной лопатки? Если у солдата есть саперная лопатка, она должна соответствовать целому перечню требований по чистоте, хранению, состоянию, и прочее, и прочее, и за нарушение каждого из них могут наказать. А если от лопатки избавиться, то замечание у солдата будет всего одно – отсутствие саперной лопатки. Очень похоже, что для УК детская площадка в подведомственном дворе – что саперная лопатка для солдата…

Безусловно, детские площадки должны быть безопасными. Это не обсуждается. Принцип «нет площадки – нет проблем» выгоден только УК – это тоже понятно. Не понятно только, почему мы самоотверженно увеличиваем демографические показатели Кузбасса, хотим, чтобы детей во дворах становилось все больше, а детских площадок во дворах становится все меньше. Скоро сотрем их с лица земли, как в свое время стёрли сельские больницы и ФАПы, а сейчас героически восстанавливаем уничтоженное. Может, пора начинать делать выводы раньше?

Эксперт «МК»

Юрий Скворцов, сопредседатель регионального штаба ОНФ:

«Раньше, в 80-90-х годах, когда вместе с домами строились детские площадки, они все принадлежали городу и находились в казне. Потом из казны их исключили. Тогда собственники должны были организоваться, проголосовать и включить эти площадки в общедомовое имущество. Сделали это далеко не все, работа не доведена до конца. Поэтому я бы рекомендовал, в первую очередь, конечно, разобраться, кому принадлежит снесенная площадка. Если она принадлежит дому, то УК не имеет никакого права сносить ее по своей воле. Если же площадка находится на междомовой территории и в состав общего имущества не включена, тут, увы, жильцы не имеют к ней никакого отношения. А если еще эта площадка небезопасна, ее порой, действительно, лучше демонтировать. Управляющие компании сегодня попали в сложную ситуацию и зачастую оказываются без вины виноватыми. Если же люди хотят сохранить эти игровые комплексы, им нужно пошевелиться и принять их в собственность, после чего изыскать источники финансирования для приведения этих площадок в соответствие с ГОСТами, а потом сделать следующий шаг – определить источник финансирования для содержания этой площадки, потому как ее включение в договор обслуживания влечет за собой повышение тарифа. Это единственный путь, на мой взгляд, который поможет решить эту проблему».


|