Уголовные истории кузбасских фермеров дошли до столицы

Поможет ли вмешательство московских экспертов остановить фермерские гонения в Кузбассе?

В Кемеровской области судят фермеров. Один за другим они получают условные сроки и прекращают сельскохозяйственную деятельность. За несколько последних лет по такой схеме регион лишился более 10 крупных сельхозпредприятий. Почти все осужденные со своей участью смирились и покорно отбывают наказание, несмотря на то, что с обвинениями не согласны. И только Татьяна Тарасова из Тисульского района не дает истории фермерских гонений окончательно утихнуть и уйти в песок. Благодаря усилиям предпринимательницы о кузбасском правосудии узнали в Москве. Столичные эксперты обратили внимание на грубые нарушения в работе региональной судебной системы и сейчас готовят жалобы и экспертные заключения, в которых будут просить для судей наказаний и даже увольнений.

Поможет ли вмешательство московских экспертов остановить фермерские гонения в Кузбассе?
Фото: pixabay.com

Многолетние мытарства

Затяжные уголовные дела кузбасских фермеров длятся годами, а заканчиваются сплошь условными сроками, многомиллионными штрафами и ликвидацией сельхозпредприятий. Одни сельхозпроизводители обвинялись в нецелевом использовании полученных от государства субсидий и крупных мошеннических хищениях. К другим фермерам претензии предъявляли налоговые органы. Третьих уличали в пособничестве первым и вторым. Много странностей в этих историях, много вопросов.

Под московским кураторством

В 2018 году предприниматели направили коллективное обращение на имя Бориса Грызлова, который поручил решить вопрос фермеру, председателю «Федерального сельсовета» Василию Мельниченко. Василий Александрович лично приезжал в Кузбасс, общался с губернатором, инициировал совещание в Салаире, где было обещано создать рабочую группу и урегулировать ситуацию. Но встреча прошла в форме парадной отчетности.

Тогда Мельниченко включил истории кузбасских фермеров в повестку правительственного круглого стола, в котором приняли участие партийные и общественные деятели, председатели крестьянских союзов, юристы, правозащитники, адвокаты. На совещание пригласили и кузбасских фермеров Тарасовых – Сергея и Татьяну. «Московские эксперты обратили внимание на кузбасские истории как на показательные в смысле кричащей несправедливости и вседозволенности и приняли их в работу, - рассказал участник круглого стола, кандидат юридических наук, советник юстиции, исполнительный директор агентства правовой информации «Человек и закон» Борис Пантелеев. - Дела фермеров изучали московские специалисты, эксперты, адвокаты, аудиторы, и все сошлись во мнении, что в Кузбассе творится правовой беспредел».

9 ноября Борис Пантелеев провел в Кемерово выездное совещание в виде круглого стола с участием пострадавших фермеров. К сожалению, никто из них, кроме Татьяны Тарасовой, не подал апелляционную жалобу на обвинительный приговор суда. Говорят, адвокаты не советовали, мол, будете сопротивляться - условный срок превратится в реальный. Это сейчас они понимают, что сглупили, смирившись и не попытавшись защитить себя. А тогда просто испугались, подумав, что их слова и доказательства для суда не имеют никакой силы. Поэтому сегодня изменить в уголовных делах осужденных, не обжаловавших приговор, уже ничего нельзя. Но они по-прежнему живые свидетели того, что подобные случаи в Кузбассе не единичные, а массовые, и кто-то ведет войну против местного крестьянства.

Борис Пантелеев во время проведения круглого стола в Кемерове. Фото: АПИ "Человек и закон"

Не выкинула белый флаг в этой войне пока только Татьяна Тарасова, до недавнего времени  возглавлявшая одно из крупнейших фермерских хозяйств области в Тисульском районе. Татьяна Леонидовна, как та лягушка в кувшине с молоком, вот уже почти пять лет барахтается, бьется с судебной системой, доказывая свою невиновность. Но масло все не выходит.

Жена «по факту»

Тарасова была крупным фермером, обеспечивала несколько деревень Тисульского района рабочими местами, меценатствовала, помогала школьникам и инвалидам, отчисляла в региональный бюджет около 10 000 000 ежегодно. А сегодня  она  обычная пенсионерка, если не считать обвинительного приговора по уголовному делу.

Все началось в 2010 году, когда, увеличив площади своих сельхозземель, Татьяна Леонидовна поняла, что имеющейся в ее распоряжении техники недостаточно для их возделывания. Тогда она решила приобрести недостающее оборудование у своего бывшего супруга, фермера Сергея Тарасова, с которым официально развелась еще в 1998 году, но сохранила человеческие и деловые отношения. Для покупки 6 единиц техники Татьяна Тарасова оформила целевой кредит в банке на сумму 14 300 000 рублей, а параллельно подала заявку в Департамент сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности на получение субсидии, которая позволяла фермерам компенсировать часть затрат по выплате процентов на целевые займы. В 2015 году долг Тарасовой был полностью погашен, а департамент, на нескольких уровнях проверив пакет документов предпринимательницы, выделил почти пять миллионов рублей для ее поддержки, а всего на обслуживание кредита и документацию она потратила около восьми миллионов рублей.  

«Я думала, что, сбросив кредитное бремя, смогу расслабиться и нормально работать, - рассказала Татьяна Тарасова. - Но в 2016 году, когда уже истекли все возможные и невозможные сроки по оспариванию сделки, ко мне нагрянули сотрудники службы безопасности и обвинили в мошенничестве в особо крупных размерах. Якобы я обокрала государство: вступив в сговор с бывшим супругом, завысила цену приобретаемого оборудования и заключила мнимую сделку».

Только вот незадача: супругами Тарасовы к тому времени давно не являлись, все документы прошли проверку банка и департамента, а сделка, которую суд называет мнимой, до сих пор не оспорена, а значит, законна. Да и, согласно уголовному делу, ни у банка, ни у департамента вопросов и претензий к Тарасовой не было и нет, поэтому мошенник есть, а пострадавших от его мошеннических действий не наблюдается.

Судебные хитросплетения

Тисульский районный суд, куда изначально было направлено дело Тарасовой, во всех этих противоречиях разобрался и вынес оправдательный приговор. Приговор, который имел все шансы войти в историю Российского правосудия как образец разумности и справедливости. Но не случилось.

Служба безопасности и прокуратура таким решением суда не удовлетворились. Да и вообще, как отмечают юристы, в последнее время дурной тон – оправдательные приговоры выносить. В общем, оправдательный приговор Тарасовой был отменен, а уголовное дело возвращено для рассмотрения в тот же самый Тисульский суд. Однако случилось то, чего не ожидал никто: судьи Тисульского районного суда, не желая макать свои мантии в грязь, дружно написали заявление о самоотводе. Тогда председатель Тисульского суда направил уголовное дело в совсем другой, Тяжинский районный суд, изменив территориальную подсудность. «На то не было никаких законных оснований, - отметил Борис Пантелеев. - Но Кемеровский областной суд, видимо, из-за безысходности или каких-то иных соображений это решение поддержал, показав дурной пример всем судьям и фактически дав санкцию на дальнейший произвол в отношении Тарасовой. Так и получилось.

Тяжинский суд потерял протоколы заседаний, а имеющиеся не удосужился оформить должным образом. В формулировках обвинительного приговора есть множество фактических неточностей и противоречий. Доказательная база, на которой строится обвинение, хронологически не укладывается в обстоятельства дела, но для Тяжинского правосудия это – мелочи. Суд выносит обвинительный приговор».

В этот раз решение суда не устроило уже Тарасову. Но подать апелляцию и оспорить его оказалась куда сложнее, чем оправдательный. Кемеровский областной суд не смог принять к рассмотрению жалобу осужденной, потому как отсутствовал один протокол судебного заседания. Областной суд вынес представление с требованием устранить нарушение. Но получил ответ – никакие изменения уже вносить нельзя, таков закон. Повторная апелляция, в которой принимали участие московские юристы, тоже успехом не увенчалась. Суд постановил оставить приговор без изменения. Видимо, посчитав собственные процессуальные огрехи недостаточным основанием для пересмотра дела.

В итоге по приговору суда Татьяна Тарасова признана виновной, получила пять лет условно, штраф в размере 500 тысяч рублей, а также должна вернуть департаменту пятимиллионную субсидию.

Мнение эксперта

«Группа независимых правовых и экономических экспертов проанализировала ситуацию Тарасовой, - отметил Борис Пантелеев. – Было получено несколько заключений от независимых научных экспертных учреждений. Так вот ни один из специалистов не усмотрел в этом деле ни состава преступления, ни даже пострадавших. Зато усмотрели злоупотребления со стороны судей, продемонстрировавших явное пренебрежение к закону.

Как мне представляется, типичному хозяйственному спору некие заинтересованные лица придали характер псевдокриминального события. И самое страшное – что судебная система этим лицам решила подыграть.

Часть показаний, подтверждающих невиновность Тарасовой, не была учтена при вынесении приговора. А база, на которой строится обвинение, весьма шаткая. Во-первых, потому что при оформлении субсидии не имеет никакого значения, на кого была зарегистрирована техника. Но следствие строит все обвинение на том, что Тарасовы состояли в фактических брачных отношениях. То есть иными словами – находились в гражданском браке. В качестве доказательств этого приводятся данные за 2015-2016 год (а не 2010, когда, по версии следствия, было совершено преступление), полученные странным путем: в ходе прослушки телефонных разговоров, анализа данных социальных сетей, где Сергей Тарасов не изменил свой статус и остался «женат» на Татьяне Тарасовой, и запросе информации о совместных перелетах. Но в нашем законодательстве нет такого понятия как «фактические брачные отношения». И громкое дело Михаила Ефремова это ярко иллюстрирует. Гражданская жена погибшего Захарова, в отличие от Тарасовой, долгое время проживала со своим гражданским мужем, вела общее хозяйство, но потерпевшей признана не была ввиду ее неофициального социального статуса. Почему же в судебной системе в одном случае удобно признавать и замечать фактические брачные отношения, а в другом – удобно не замечать?

Что касается завышения стоимости сделки, эксперты провели работу и пришли к выводу, что она соответствует среднерыночной. К тому же, если цена не регулируется государством или не должна быть одобрена общим собранием акционеров, продавец вправе установить любую договорную цену. Но у суда и следствия на этот счет собственное мнение.

Помимо странной интерпретации обстоятельств дела, Тяжинский суд отличился огромным количеством процессуальных нарушений, каждое из которых по закону является основанием для отмены приговора. Всего по уголовному делу Тарасовой прошло 30 судебных заседаний. Однако у нас имеется информация только о 26 протоколах, а 4 протокола в материалах дела отсутствуют. Те, что имеются, не оформлены должным образом – отсутствуют сведения о составе суда, имя секретаря, подпись председателя. Мы могли бы предположить, что такое пренебрежение к протоколам – особенность кузбасской судебной системы. Однако же у нас имеются протоколы Тисульского районного суда, и с ними все в полном порядке.

В апелляционной инстанции все выше перечисленные факты должны были гарантировать отмену приговора. Но этого не произошло. Значит будем бороться дальше. Мы имеем дело с кризисом правосудия, не только в Кузбассе, но и во всей стране. А истории кузбасских фермеров стали лучшим тому подтверждением. Судебная система требует перезагрузки, чтобы вернуть доверие к себе. И добиться этого можно только путем решения вот таких частных, но громких и резонансных дел».

Получив отказ по апелляционной жалобе, московские эксперты планируют подать кассацию. Вместе с тем они подготовили резолюцию о необходимости устранения выявленных нарушений. Экспертные заключения будут направлены в органы ФСБ, Следственного комитета, Генеральную прокуратуру и Высшую квалификационную коллегию судей РФ для инициирования и проведения служебных проверок и даже увольнений нерадивых судий.

Наверняка, среди осужденных кузбасских фермеров, как и среди других бизнесменов, нет святых и безгрешных. Непонятно только, почему система действует так выборочно. А главное, не до конца понятно, кому выгодно, чтобы крестьянства в Кузбассе не стало. Одни грешат на рейдерский захват сельхозземель крупным кузбасским холдингом. Другие видят в массовых фермерских арестах легкий способ получения новых дырочек в погонах силовиков. Жаль только, что блюстители закона забывают о завете президента России: превращать уголовное законодательство в инструмент для расправы с неугодными бизнесменами и использовать как дубинку в корпоративных спорах недопустимо.

А ведь на месте Тарасовой может оказаться любой. Тем более что в силу сложности предпринимательской деятельности и не всегда четких правовых норм порой непросто разобраться, где уголовное преследование оправдано, а где под видом борьбы с нарушением закона происходят злоупотребления правом. Поэтому очень хочется, чтобы многолетние усилия стойкой предпринимательницы не пропали даром, а ее уголовное дело вошло-таки в историю кузбасского и даже российского правосудия как пример того, что никогда нельзя сдаваться, что помощь может подоспеть, откуда не ждешь, и бороться за правду, если ты в ней уверен, нужно до победы.

Только вот как быть с «наживкой», которую в форме государственных субсидий и не только закидывают сельхозпредпринимателям под видом благородной поддержки фермерских хозяйств. Ведь, получается, заглотившего крючок могут «подсечь» в любой удобный момент?..