Детское насилие: общество, похоже, привыкает

Как озлобленные неудачники воспитывают себе подобных

Судя по всему, уровень агрессии в обществе зашкаливает. А подростки, не умеющие сдерживать и маскировать истинные чувства, становятся индикатором социальной ненависти.

Как озлобленные неудачники воспитывают себе подобных
Фото: pixabay.com

Не успели мы отойти от Казани, как новый случай подросткового насилия – 21 мая в Пермском крае 16-летний школьник напал на учительницу. Ударил ножом в шею и не смог объяснить мотивов собственного действия. Уже после этого 14-летняя школьница на Алтае вместе с подружками избила и сексуально поглумилась над 11-летней приятельницей, которая задолжала ей три тысячи рублей, а видеозапись с издевательствами отправила матери пострадавшей. На днях и в Кузбассе 19-летняя девушка жестоко избила свою бывшую одноклассницу. Нет, наверное, ни одного человека, который бы не кивнул головой в ответ на слова: «Люди стали злее, люди стали агрессивнее». Все с этим согласны даже без таких диких случаев, как в Казани, Керчи или Алтае. А что происходит? Почему все согласны и никто ничего не меняет? Об этом мы поговорили с руководителем службы Телефон доверия Ольгой Рублевой.

Фото: pixabay.com

- Ольга Петровна, если я попрошу вас охарактеризовать несколькими словами моральный и психологический климат в обществе, среди них будет агрессия или раздражение?

- Они составят основу этого списка. И к ним я, пожалуй, добавлю тревогу, страх (которые, собственно, в большинстве случаев и порождают агрессию как защитную реакцию) и инфантильность. Инфантилизация общества теперь подтверждена законодательно – мы официально сдвинули возраст психологического созревания до 35 лет. А это отчасти объясняет первые две характеристики. Инфантильность – это же не только незрелость в развитии. Это неумение принимать решения, искать выход из проблемной ситуации, владеть своими чувствами, анализировать, стратегически мыслить, контролировать себя и т.д. И все это зачастую приводит к раздражительности и агрессии, а как следствие – насилию.

- Мы уже переживали времена, когда все проблемы решались силой – кулаками и пистолетами. Но 90-е, когда мораль государства и общества рухнула, далеко позади. Мы очень долго и болезненно выстраиваем новую колею. Пока бездорожье?

- При таком массированном информационном прессинге, в том числе на детей, вынуждена признать, что воздействие информиндустрии и интернета сильнее традиционных систем воспитания – семьи, школы, спорта. У многих подростков сегодня вакуум в голове, вернее хаос разрозненных суждений. Фильтровать информацию дети не умеют, потому как собственной системой ценностных ориентиров еще не обзавелись. Правильных авторитетов у них тоже нет.  Те сакральные фигуры Родителей и Учителей, которых раньше почитали, уважали, слушали и слушались, сегодня свергнуты с пьедесталов. В фаворе сомнительные звезды, блогеры и тиктокеры, которые не всегда являются лучшим образцом для подражания. В результате из наших детей получились удобные для программирования и управления солдатики. Подростки вообще, а нынешние особенно легко манипулируемы. С одинаковым рвением они могут пойти громить и разрушать, и, наоборот, «волонтерить»  – помогать и созидать бескорыстно…. То есть, все дело в мотивации и заполнении вакуума общения и воспитания. А заполняем мы его, чем попало. Или не заполняем вовсе. Удачные попытки работы с подрастающим поколением, конечно, есть, но с одной стороны, пока это не системно и только начинает развиваться, а с другой - мы пожинаем плоды поведенческих деформаций поколений, которые УЖЕ подросли сами и вступили в сложный возраст взросления.

- Еще раз вспомним 90-е. Тогда ведь родителям тоже было некогда – они с утра до ночи работали на заводах. И дети так же росли сами. И заполняли себя сами.

- Сами, да не сами. В то время школа и детские организации выполняли образовательную и воспитательную функцию, а сегодня в большинстве случаев лишь оказывают образовательные и дополнительные услуги. Многое закладывалось там (в школе). Учителя не просто выдавали материал. Они именно воспитывали, помогали сориентироваться в категориях «хорошо» и «плохо», разговаривали с детьми на социальные темы, а не только на тему урока. Сегодня этого очень мало. Также помогали в правильном воспитании детей сказки и мультфильмы. Добрые, светлые, о дружбе, о взаимопомощи. А сегодня? На экранах – грязные семейные разборки, маты, драки, поножовщина… Культивируется насилие в разных видах. Помню, как после первого случая стрельбы в российской школе президент заявил, что трагедии можно было бы избежать, если бы в подростках воспитывали хороший художественный вкус. Помогло бы это избежать трагедии или нет – вопрос открытый, но то, что впитываемая через произведения искусства, кинематограф и мультфильмы информация играет роль в формировании личности – это однозначно. Ну и, возвращаясь к 90-ым: тогда не было такого засилия Интернета. И самостоятельно растущие дети не захламляли себе головы таким количеством противоречивой и преимущественно негативной информации.

- Вы считаете виртуализацию – главным бичом нашего времени? Иными словами – во всем виноват интернет и компьютерные игры?

- Не совсем так. В развитой Японии, виртуализированной больше многих других стран, количество вооруженных нападений в разы меньше. Думаю, что интернет и компьютерные игры – лишь катализаторы. Они выводят на поверхность глубинные проблемы, сформированные ранее семьей и обществом.

Однако есть мнение, что виртуализация влечет за собой проблемы с разграничением реального и виртуального. А на ранних уровнях развития детской психики и вовсе имеет необратимые последствия. Ученые считают, что дети, которым с раннего возраста позволяют играть в игры на телефоне, не имеют развитого пространственного мышления. Их возможности восприятия окружающей действительности серьезно ограничены. Когда ребенок растет в реальном мире, его зрение объемно. Если ребенок постоянно находится в телефоне, оно становится плоским, ограниченным, одноуровневым. За счет уменьшения объемности восприятия уменьшается и вариативность мышления. Вследствие чего современные дети находятся в состоянии постоянного стресса и становятся более раздражительными, начинают искать не выход из ситуации, а виноватых, выплескивать свою агрессию на окружающих, легко ненавидят всех вокруг.

- Да, наше общество сегодня крайне напряжено. Все ненавидят всех. В каждом социальном слое - свои объекты для ненависти: бедные ненавидят богатых, неудачники - успешных, успешные – быдломассу, местные - "понаехавших". Кто-то в своих бедах винит государство, кто-то – «бывших». Эта ненависть неконкретна, но она, наверняка, имеет причины. Какие, на ваш взгляд?

- Поиск объекта виноватости, ненависти или другого сильного негативного чувства – это классика. Мало кто умеет взять ответственность за происходящее на себя. Каждому есть, за что и кого ненавидеть не лично, а так сказать обобщенно. Но это очень опасно и легко транслируется детям. А дети плохо фильтруют, но прекрасно подражают. Не только действиям, но и состояниям, эмоциям, впитывают установки и делают их нормой жизни. Человек так устроен, что эффективнее всего он обучается методом наблюдения. Видя, как публично грызутся близкие родственники, наблюдатель начинает ощущать тревогу. В итоге все начинают сомневаться во всех. Или возникает состояние «все плохие, я не такой». Это еще опаснее. Здесь на самом старте – обобщенный негатив и «одиночество», когда все вокруг враги. И эти сомнения, эта неуверенность в людской добропорядочности или чувство превосходства ведут к раздражению и  рано или поздно выливаются в агрессию. 

Фото: pixabay.com

- То есть, насилие – это заразно?

- Насилие – это не вирус. Оно не передается здоровым, сформированным личностям. Это, скорее, болото, которое затягивает слабых. Если ребенку постоянно транслируется информация о том, что все вокруг враждебно, построено на обмане и унижении, это губительно для него. А значит и для общества в целом. Оно растит волчат, постоянно готовых дать отпор, ответить обидчику, защищать границы личной свободы, бытового комфорта, либо смириться с ролью объекта буллинга. Вспомните, разве раньше, в тех же 90-х, взрослые унижали детей? Родители могли дать подзатыльник, даже выпороть ремнем. Но крайне редко эти наказания были направлены на детскую личность, не было морального унижения и психологического насилия. Дети существовали внутри концепции «Я хороший. Мир справедлив». Это внутреннее убеждение, которое сохранялось независимо от внешних обстоятельств. А сегодня это убеждение рушится. И современный человек живет в другой концепции: «У меня все плохо (читай – я неудачник). Мир несправедлив. Кто-то в этом виноват». От этого мира нужно защищаться. Вот современные дети и взрослые и откусываются, огрызаются, нападают в ответ на неудобные слова. Попробуйте сделать кому-нибудь замечание, даже справедливое. Курящим в подъезде соседям или матерящемуся прохожему. Стоит ли говорить, что вы услышите в ответ? В советском прошлом пройти мимо нарушения общественного прядка было зазорным, а сделать замечание  малолетнему шалуну считалось нормой поведения взрослого. Сегодня, зная результат, мы, скорее всего, молча пройдем мимо – «от греха» …

Фото: pixabay.com

- Получается, меняются социальные нормы? И мы к ним адаптируемся? Независимо от того, в какой концепции живем. Привыкаем?

- Принимаем то, что не можем изменить здесь и сейчас. Ну и привыкаем, конечно. Согласитесь, новости о случаях насилия в школе сегодня уже никем не воспринимаются как шокирующая информация. Это, скорее, информация об очередном инциденте. В связи с этим не возникает общественного стресса. Я сужу об этом по звонкам на нашу горячую линию. После стрельбы в Казани на Телефон доверия не стало поступать больше обращений ни от тревожных родителей, ни от учеников. Нервная система адаптируется к жутким повторяющимся событиям, как при просмотре ужастика или триллера. В начале просмотра кровавого фильма вам будет сложно, вы будете испытывать отвращение и психологический и даже физиологический дискомфорт. Но через определенное время острые реакции пройдут, станет не так противно, осознание чужой боли притупится и произойдет привыкание. Так устроен человек. Увы или к счастью…

- Наше общество нуждается в психологической коррекции?

- Да, только не массово, не огульно, не тотальными запретами. Это все уже мы проходили. Мы сейчас строим культурные кластеры, спортивные сооружения, усиливаем работу по патриотическому воспитанию – это все, конечно, нужно для оздоровления общества. Но начинать необходима с детей дошкольного и младшего школьного возраста. И в этом плане воспитатель детского сада и учитель начальных классов, думаю, - главные люди в государстве. Они, как никто, формируют будущее. Наше с вами в том числе. Если учесть, что ребенок проводит с ними времени больше, чем с родителями, то именно они закладывают и значительным образом влияют (и в положительном и в отрицательном смысле) на личность человека.  С детьми должны работать успешные, счастливые, позитивные, творческие люди, минимально отвлекающиеся на бытовые проблемы. А у нас? «Талантов нет – иди в пед»… Но озлобленный неудачник воспитывает себе подобного…

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру